Акция по выдаче питания лицам без определенного места жительства

На дне: истории людей, которые потеряли всё

390
(обновлено 20:18 04.10.2019)
Тюремный срок, наркотическая зависимость, скитание по улицам в поисках еды и крыши над головой: зачастую тех, кто прошел через это, считают асоциальными. Одни с подобным статусом смирились и опустили руки, другие же решили доказать обратное

Корреспондент РИА Новости послушала истории побывавших "на дне", однако сумевших не только вернуться к нормальной жизни, но и стать, например, волонтером.

Двенадцать лет на улице

"Мне было семнадцать, когда начались проблемы с зависимостями — алкогольной и наркотической. Родители — в разводе, я жил с матерью и бабушкой", — рассказывает корреспонденту волонтер благотворительной организации "Ночлежка" Алексей Григорьев (имя изменено).

В 1997 году Алексей, не поступив на юридический факультет, оставил свой провинциальный город и переехал в Санкт-Петербург к отцу. Устроился в компанию по реализации бытовой техники: был подсобным рабочим, затем менеджером. Образ жизни поменялся, но вредные привычки остались: за очередной дозой Алексей приходил с украденными у отца деньгами. В какой-то момент тот просто не выдержал и выгнал сына из дома.

"Бездомным стал в 2002-м, когда закончились деньги и не было возможности снимать квартиру. А за год до этого потерял работу, — вспоминает Григорьев. — Искал угол где придется: в парках, парадных, в зданиях под снос, на крышах жилых домов. Иногда ночевал у знакомых".

В 2004 году Алексей упал с лестницы и сломал ногу. Узнав об этом, отец смягчился и забрал сына домой. Но поправившись, тот взялся за старое, и родитель "окончательно разорвал отношения". Так молодой человек снова оказался на улице. Тогда же он впервые узнал о "Ночлежке" — благотворительном фонде, помогающем бездомным. "Увидел "Ночной автобус" (выездной пункт волонтеров "Ночлежки", делает несколько остановок — прим. ред.) — там раздавали еду, одежду, чай. Автобус появлялся обычно по вечерам, стоял около 15 минут, затем уезжал", — объясняет собеседник. Григорьев стал постоянным клиентом "Ночного автобуса".

"В голове что-то переключилось"

Из-за зависимостей и образа жизни у Алексея возникли серьезные проблемы со здоровьем. Когда в 2007-м самочувствие резко ухудшилось, он обратился за помощью к волонтерам "Ночлежки", чтобы те помогли ему лечь в больницу. Самостоятельно оформиться Алексей на тот момент не мог — документы потерял, а денег на платные услуги не было. Осмотрев Григорьева, врачи вынесли вердикт: необходимо постоянное наблюдение и стационар раз в полгода. Фонд ему с этим помогал. Однако крыши над головой по-прежнему не было: из палаты он опять возвращался на улицу. Да и от зависимостей, несмотря на неутешительные диагнозы, Алексей не избавился. Так продолжалось еще семь лет: больница — улица — больница.

"Все изменилось в 2014 году. В голове что-то переключилось, я решил взять себя в руки и прошел курс реабилитации в городском наркологическом центре", — говорит собеседник. Лечение дало хорошие результаты, и волонтеры "Ночлежки" предложили Григорьеву продолжить восстановление, но уже в фонде — там есть специальная программа по избавлению от зависимости.

Алексей жил в "Ночлежке", лечился и участвовал в проектах фонда. "Как-то мы с водителем "Ночного автобуса" разговорились о том, чего не хватает выездному пункту, — рассказал Григорьев.  — Родилась идея: человек, который прошел через определенные трудности и поднялся, может работать консультантом — общаться с бездомными и зависимыми на равных, показать им на своем примере, что выход всегда есть".

Инициативу оценили, и Алексей стал первым таким "проводником".

Реабилитация продолжалась год. Когда кошмар был позади, Григорьев решил уехать на заработки в Москву, но уже через пару месяцев вернулся в Петербург. Встретил будущую жену, открыл свой бизнес и окончательно встал на ноги. Но "Ночлежку" не бросил — помогает материально, два раза в неделю выезжает с "Ночным автобусом", рассказывает о проектах фонда и о том, как сам вернулся к нормальной жизни.

"Мы отправляемся в 19:00, всего четыре остановки, каждая по 20 минут. К сожалению, успеваю поговорить за раз только с одним или двумя", - ведает он.

Для своих подопечных он всегда на связи. "Моих старых знакомых в живых практически никого не осталось. Я был бездомным 12 лет — это большой срок"- сожалеет он.

"Было стыдно"

"Мой муж 15 лет назад перебрался из Узбекистана в Москву. Чуть позже и я уехала. Двухлетнюю дочку оставили у свекрови. Мне тогда было двадцать четыре, а Сергею двадцать пять, — делится своей историей руководитель движения "Мамы мира" Ксения Стрелкова. — Он работал грузчиком, я продавцом. Нас часто обманывали, не платили зарплату".

С деньгами было плохо, дошло до того, что однажды Стрелковых выставили на улицу: не оплатили вовремя аренду жилья. Идти некуда, просить помощи у родителей не хотели — было стыдно. "Мы две недели жили на Ярославском вокзале. Такой безысходности никогда не ощущали", — вспоминает Ксения.

Писатель из Таджикистана расскажет в спектакле историю про бомжа

Сергей тогда работал в транспортной компании. Коллеги заметили, что он забирал с собой оставшуюся в офисе еду, и поинтересовались, все ли у него в порядке. Так как положение было плачевное, Сергей признался, что вместе с супругой живет на улице. Директор компании тут же предложил материальную помощь — на эти средства Стрелковы сняли квартиру. Вот только через три месяца хозяйка дома их выгнала посреди ночи, "потому что возвращаются дети". Идти было снова некуда — денег на съем не хватало. Один из приятелей семьи предложил пожить у его знакомых, те не возражали.

Каждый заслуживает добра: таджикские студенты кормят бездомных в США

"Квартира братьев Антона и Олега (имена изменены) была в ужасном состоянии. Ребята — детдомовцы, жили плохо, их считали неблагополучными. Если рядом с нашим домом происходило что-то, полиция приходила тут же к нам на проверку. Мы находились в постоянном напряжении", — рассказывает Ксения.

Через год Стрелковы съехали от братьев — все это время откладывали каждую копейку. И в итоге выбрались из сложной ситуации, открыли небольшой бизнес, перевезли дочку из Узбекистана, оформили российское гражданство. Ксения проявила интерес к благотворительности. "Я давно следила за фондом Елизаветы Глинки, — вспоминает Стрелкова. — Через два дня после того как ее не стало, решила организовать в ее память акцию "Доктор Лиза, мы помним!" Мы с дочкой взяли четыре пакета с едой и пошли на вокзал кормить бездомных".

В Узбекистане спасатели на холодных улицах спасают бомжей

Волонтеры Благотворительного фонда имени Елизаветы Глинки, узнав об этом, написали Ксении и предложили сотрудничество. В этом году акция прошла в десяти регионах России. Помимо этого, Стрелкова основала движение "Мамы мира", которое вместе с фондами и государственными соцучреждениями помогает нуждающимся. Сейчас Стрелковы время от времени принимают у себя дома людей, лишившихся крыши над головой. "Об этом все наши близкие знают. У нас столько человек останавливалось, уже со счета сбились. Просто мы на своем опыте поняли: если вовремя не подать руку — человек может сломаться", — заключает Ксения.

"Встал не на ту дорогу"

"Проблемы с алкоголем возникли, когда мне было двадцать. Провалил экзамены, в институт не поступил. Работал на пивзаводе — там и начал "заливать". Затем попал под сокращение. Встал не на ту дорогу — пять раз отсидел в тюрьме. Все по пьяни: кражи, угон, грабеж. За решеткой в общей сложности провел около 13 лет", — кратко пересказывает свою биографию корреспонденту агентства сотрудник Центра социальной адаптации имени Е. П. Глинки Константин Романов.

В 2006 году, когда он отбывал очередной срок, мошенники обманом выписали его мать из квартиры. Незадолго до этого она попала в аварию — от машины ничего не осталось, сама чудом выжила. Пока восстанавливалась, квартира "ушла". Идти было некуда, с мужем она давно в разводе. Обратилась за помощью в Центр имени Глинки. Там же в 2009-м по совету матери оказался и Константин, когда "освободился из тюрьмы в никуда".

Актер из "Наша Russia" остался без жилья и стал бомжом на вокзале

Центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий имени Е. П. Глинки
Романов признается, что реабилитация далась непросто. "Отчисляли из центра около 50 раз: за пьянки, за отсутствие — мог просто уйти и не появляться несколько дней,— рассказывает он. — Бывало, уходил осознанно: подрабатывал тогда на продаже косметики, иногда появлялась возможность снимать жилье".

В 2014 году в приемном отделении Центра Константин познакомился с Галиной Найденовой — будущей женой. Она недавно вышла из тюрьмы. "До этого я ее уже видел, но мельком. А тут встретились, разговорились. До сих пор вместе", — говорит Романов.

Исчезнувшая

У Галины своя драматическая история. Наркотики, признается она, попробовала в 25 лет. А потом жизнь пошла по наклонной. Отсидела три срока за кражи, в общей сложности девять лет. "После школы я не работала. Мама была директором рыбного магазина, папа — при должности на заводе, — вспоминает женщина. — Мы жили в достатке". Когда она попала в тюрьму в первый раз, родители еще помогали, а затем отвернулись.

"Я долгое время не жила по месту прописки. Мама объявила меня без вести пропавшей. Когда я оказалась в Центре Глинки, мы с юристами начали бороться за то, чтобы вернуть меня к жизни", — объясняет Галина. К слову, "исчезнувшей" она больше не числится, однако прописку восстановить не удалось, семья ее так и не приняла.

Работают на стройках, а ночуют на вокзалах: эксперт о мигрантах в Москве

Встреча с Константином изменила многое. "Когда мы поняли, что хотим быть вместе, решили, что должны избавиться от зависимостей", — рассказывает Найденова. "Расписались в 2015 году. Свадьбы не было — позвали пятерых друзей и устроили небольшой праздничный ужин в гостиничном номере", — подхватывает Константин.

Пройти сложный путь реабилитации вместе было намного легче, чем в одиночку. В 2018 году Константина и Галину взяли уборщиками в ЦСА имени Глинки. "Моем на этажах, где живут инвалиды-колясочники, стараемся всегда помочь: что-то принести, подать или просто поддержать добрым словом. На работе каждый день встречаем тех, с кем раньше вместе проходили реабилитацию. Вот, кажется, совсем недавно жили с ними бок о бок. Ничего не забыто. Все изменилось, но они помнят, какими мы были", —  рассказывают они.

390
Теги:
тюрьма, нищета, бомж, Россия
Загрузка...

Орбита Sputnik