Таджикский певец Фахриддин Фазлиев, архивное фото

Потерял все, но не перестал петь: Фахриддин Фазлиев о самом ценном в жизни

617
(обновлено 13:28 23.07.2018)
Лев Рыжков
Известному в Таджикистане певцу Фахриддину Фазлиеву пришлось бросить все, отказаться от карьеры и переехать в Москву

ДУШАНБЕ, 20 июл — Sputnik, Лев Рыжков. Редко, но бывают такие истории, когда известные, добившиеся многого люди вдруг в какой-то момент бросают все, что нажили и создали, и начинают свою жизнь заново — в совершенно другом месте, с нуля.

Мой собеседник Фахриддин Фазлиев на родине, в Таджикистане, был известным певцом. Он защищал честь республики на международных конкурсах и побеждал, участвовал в больших концертах. Его знали и любили.

Но вдруг Фахриддин бросил все и уехал в Москву. Теперь вместо центра Душанбе он живет на окраине подмосковного Подольска, сменив руководство Центром культуры при Славянском университете на скромную должность заведующего складом. Что же случилось?

Корреспондент Sputnik встретился с Фахриддином после концерта Таджикского культурного центра в парке-музее "Этномир" и, кажется, узнал ответ на этот вопрос.

Фахриддин Фазлиев по прозвищу Солист

— Когда вы поняли, что станете певцом?

— Еще в школе у нас был преподаватель музыки Владимир Дмитриевич Ганин. В один прекрасный день он спросил у ребят: "Кто хочет выступать на сцене?". И я сказал: "Давайте я попробую?".

Это было то ли во втором, то ли даже в первом классе. И пошло-поехало, завертелось. Я пел в школьном хоре. Был солистом — в шортиках, с красным галстучком. И мне нравилось. Меня в школе даже прозвали Солистом.

— Ваши родители одобряли эти занятия?

— Как вам сказать? Я родился в семье служащих. Можно сказать, у простых людей. Мама работала швеей на фабрике. А папа, сколько его помню, трудился шеф-поваром. Ну а я пошел в артисты.

— А вы были один в семье?

— Нет-нет! В семье нас, детей, было пятеро — три сестры и брат. Потом, после школы, в 1993 году я поступил со второй попытки в Институт искусств.

— Во время войны?

— В самый разгар. Но в Институте искусств был и конкурс и, к большому моему удивлению, оставались хорошие преподаватели. Я поступил на вокальное отделение.

Заведующей кафедрой сольного пения была Таира Латиповна Набиева. Она меня увидела, приметила. И где-то за полгода я уже достиг хороших результатов. Мне уже поставили "диагноз" голоса — лирический баритон. Но тут стряслась беда…

— Какая?

— У Таиры Латиповны сгорел дом. Никто не смог ей помочь. И ей пришлось уехать. Она сейчас где-то в России живет. И меня, студента второго курса, отдали заслуженному артисту Республики, у которого я проучился еще год.

— И тут ваш талант расцвел?

— Ровно наоборот. Я понял, что у него я ничего не возьму, как у педагога. Он молодой был. И ему тоже нужно было устраивать свою жизнь. Но затем я попал к народному артисту Таджикистана Бурхону Хаттамовичу Маматкулову — великому педагогу, моему лучшему профессору.

Остальные три года отучился у него и, несмотря на "потерянный" год, достиг очень хороших результатов. Сразу после окончания меня взяли на работу в Таджикский театр оперы и балета имени Садриддина Айни.

Путь Фахриддина Фазлиева на сцену

— А какие партии вы исполняли в театре?

— Маленькие партии. Сначала давали сказки: в "Бременских музыкантах" я пел трубадура.

— "Луч солнца золотого"?

— Вот-вот! Как в мультфильме. Дальше потихонечку стал исполнять партии побольше. В опере "Рудаки" исполнял партию Хаджира. Я проработал в театре десять лет.

— А почему ушли?

— Параллельно с Институтом искусств я поступил в Славянский университет, на историко-правоведческий факультет. И однажды я увидел там наших преподавателей из Института искусств.

Они, оказывается, оттуда уволились и перешли в университет. И вот я снова попал к ним. А в институте, естественно, есть Дом культуры. Потом, через некоторое время, его переименовали в Центр культуры. И меня взяли туда музыкальным руководителем. Я начал работать параллельно и там, и в театре.

— Успевали?

— Нет. В итоге мне сказали: "Выбирай! Либо это, либо — то!" Я выбрал Славянский университет. Больше из-за заработной платы — я уже был человеком семейным.

В Славянском университете я начал петь сольно со сцены. Сначала русские народные песни. Благодаря им сейчас, кстати, нормально разговариваю на русском языке.

— Расскажите про международные конкурсы?

— На конкурсы я рвался всегда. Потому что конкурс дает все. Это уровень, это хороший урок. Участвовать в них я начал с 2007 года. Сначала участвовал в конкурсе военно-патриотической песни. А на казахстанской Романсиаде в Шымкенте я занял второе место.

Все для детей

— Почему вы, на волне успеха переехали в Москву?

— Такова, наверное, была воля судьбы. Мой младший сын очень тяжело заболел. Он — сердечник, жару не переносит. А московский климат в самый раз для него. Он совсем маленький. Сейчас ему 2 годика и 3 месяца.

Одну операцию ему уже сделали, сейчас предстоит вторая. И вот ради него, ради будущего наших детей мы всей семьей и переехали. Все, что было нажито непосильным трудом, мы продали. 

— Не жалеете?

— Я не жалею, что там родился, вырос, учился. Мы сейчас являемся гражданами двух государств: Таджикистана и России. И пытаемся начать все с нуля. Жилье уже есть. Я купил однокомнатную квартиру в Подольске, в микрорайоне "Кузнечик".

— А в Душанбе большая была у вас квартира?

— Там пятикомнатная была, со всеми удобствами. Но, поймите, мы переехали ради детей! Я думаю, что даже жизнь могу отдать ради ребенка, потому что это — святое! Я хочу, чтобы после нас остались наши дети, чтобы продолжили наш род, приняли трудовую эстафету.

— Вся семья вместе с вами переехала?

— Да, сейчас вся семья уже здесь. Семья, по российским меркам, довольно-таки большая. У меня сейчас четверо детей: три сыночка и лапочка-дочка.

— Они любят петь?

— Гены сказываются. Поют. Но я не хочу, чтобы пение стало их профессией, потому что хватит одного певца в семье. 

— А кем тогда будут ваши дети?

— Старший сын у меня, например, сейчас учится на третьем курсе Высшей школы экономики, на факультете менеджмента.

— Вы сами нашли работу в Москве? Может, по профессии?

— Я работаю, но не по профессии: завскладом и одновременно кладовщиком. Сейчас передо мной стоит большая задача — стабилизировать свое материальное положение.

— Медицина дорого обходится?

— Да. Младшему сыну предстоит вторая операция. Но я надеюсь, что до этого не дойдет. Решение зависит от того, что покажет обследование.

— С этими заботами остается ли время для творчества?

— Конечно, надо продолжать творить, петь. Надо показывать свой голос, приобретать друзей и, конечно, достойно представлять свою республику.

А творить я всегда буду. Я буду петь до конца, как научил меня в Институте искусств мой профессор Бурхон Маматкулов.

617
Теги:
певец, Таджикистан
Темы:
Истории успешных таджиков (414)
Комментарии
Загрузка...

Орбита Sputnik