Люди в масках в Пекине, просматривают свои телефоны

Гиперкомпьютер и цифровой концлагерь: кто избавит людей от слежки

732
(обновлено 12:02 11.12.2020)
Тот, кто догадается, какие выгоды несет роль глобального "экспортера свободы", извлечет из этого пользу большую, чем от технологического превосходства

Китайские ученые гордятся: они построили первый квантовый компьютер, вернее, прототип такового (настоящий будет готов лет через 15-20). Эта штука в 100 триллионов раз быстрее сегодняшних суперкомпьютеров или, скажем, в десять миллиардов раз быстрее "Сикамора" — гипермашины, которая работает на системы Google. Выглядит новое китайское чудо примерно как терракотовая армия императора Цинь Шихуана — большой зал, в нем много одинаковых стоячих сооружений.

В теории первая реакция на эту новость со стороны США как геополитического конкурента Китая должна быть такая: выросли возможности Пекина наделать много новых сверхракет и боевых суперлазеров, не говоря о глушилках коммуникаций и прочем, пишет РИА Новости.

Да, они так, возможно, в первую очередь думают — но говорят, что удивительно, совсем о другом: делает очередной шаг к технологическому превосходству тоталитарный режим, подвергающий всех своих граждан (а дальше — весь мир) слежке через умные системы распознавания лиц и отслеживания перемещений.

Это режим, присуждающий всем (по итогам слежки) "социальные рейтинги", без которых не возьмут на работу и не пустят в поезд. Только представьте, как укрепится этот "цифровой концлагерь", получив новые сверхмощные системы обработки данных слежки. Такая вот страшная картинка.

Насчет того, кто изобретатель "цифрового концлагеря", можно многое сказать. Вот, например… Ну хорошо, Америка сейчас по социально-политической линии сильно болеет, там картина хаотичная, так что давайте посмотрим на относительно спокойную Великобританию с ее Лондоном — одним из рекордсменов по числу камер наблюдения на душу населения. Читаем материал из Daily Telegraph о том, что англичане живут в стране запретов и слежки, их загрызли парковщики машин, замучили "здравоохраненческие фашисты" и насаждатели безопасного образа жизни, всех нарушителей вписывают в базу ДНК, создававшуюся изначально для преступников. Англичанам нельзя даже владеть лошадью или пони без паспорта с фотографией (имеется в виду фото лошади, конечно) и охотиться с собаками. Правительство создало с 1997 года три тысячи новых запретов, нарушение трети из них карается тюрьмой.

Правительство, кстати, еще прежнее — лейбористское, а упомянутый материал — он от 2009-го. Хотя и сегодня — на днях — лидер "партии Brexit" Найджел Фараж высказался насчет мощного наращивания правительством мер контроля за людьми. Имеется в виду наращивание и после 2009-го.

Это вот к чему: может быть, концлагерь — это не только камеры и прочие средства контроля за выполнением правил и запретов, а сами запреты как таковые, точнее, явный их излишек?

Но вернемся к нашему Китаю. Типичный американский разговор о технологиях этой страны выглядит сейчас вот как: это ведь компоненты из США (пока еще) стоят в сердцевине самой страшной в Китае системы тотальной слежки, в данном случае в Синьцзяне. Там расположен вычислительный центр, способный за день обработать больше материала, чем человек за год: записи с камер, номера машин, лица прохожих, их маршруты… Сто миллионов фотографий за секунду… Это один из самых мощных таких центров в мире. Но что будет, если лишить центр полупроводников из Соединенных Штатов? Ну… тогда через несколько лет (добавим: или раньше) Китай найдет и других поставщиков, а скорее, будет делать еще лучшие полупроводники сам.

Доктор не придет: "золотой миллиард" остался без медпомощи

Еще раз смотрим на логику: превосходство Китая плохо потому, что так укрепится страна всеобщей слежки. А не потому, что оно, бесспорно, усиливает военный потенциал государства.

Это пропаганда, это обработка мозгов в глобальном масштабе — но почему пропаганда именно по этому вопросу признается более важной, чем та, где речь идет о военных возможностях? Не потому ли, что разговор о грядущем "цифровом концлагере", похоже, сейчас ключевой для определения будущего человечества и он для сотен миллионов людей более важен, чем сопоставление военных потенциалов?

То есть дело в том, что обитателей Земли сегодня больше волнует вопрос об их повседневной жизни дома, чем перспективы каких-то военных столкновений: свои "оккупанты" могут оказаться пострашнее чужих. При этом моральное и всякое иное лидерство в будущем мире окажется не у того, кто научится лучше контролировать людей, а у того, кто поможет им жить без этого контроля. Это можно делать, установив прецеденты жестких границ слежки или с помощью, опять же, новых технологий (на всякий радар есть свой антирадар).

Речь не только о государствах, а и о политических силах, которые внутри государств и обществ будут устанавливать принципы недопустимости тотальной слежки и контроля. Если Пекин догадается, какие выгоды несет роль глобального "экспортера свободы", то извлечет из этого пользу большую, чем от технологического превосходства.

Глава Чечни Рамзан Кадыров
Пресс-служба администрации ЧР

Технологии-то сейчас позволяют что угодно, но иметь возможность делать что-то — это одно, а вот делать — совсем другое. У каждого из нас есть кулаки, кулаком можно проломить череп (даже пальцем, если знать точки), но это не значит, что мы наши кулаки именно так используем.

Хотя куда уместнее другая параллель — ядерное оружие и технологическая гонка 1940-х за первенство в обретении его. Да, таковое может уничтожить целиком любую страну или весь мир, и оно есть у многих, но как-то с 1945-го желающих снова попробовать его не нашлось. То, что одна-две державы сегодня получают физическую способность подвергнуть целое общество и весь мир тотальному контролю — ситуация такого же масштаба. Да, способность есть или будет. Но уничтожить человеческое общество что одним (ядерным), что другим способом? Не говоря о том, что сегодня-то говорят о "цифровом концлагере", который может создать государство… Но кто сказал, что только государство? Оно (с его полицией и прочим) хоть как-то кому-то подотчетно… И это только один из вопросов, которые вызваны достижениями технологии, везущими нас в совсем новый мир.

732
Теги:
слежка, США, Китай

Россия сделала цветные революции проблемой Запада

48
(обновлено 20:37 02.03.2021)
В Москве состоялось очередное заседание рабочей группы под совместным председательством вице-премьеров Азербайджана, Армении и России. А в пятницу урегулирование в Нагорном Карабахе Владимир Путин обсудил на оперативном совещании Совбеза

Тем временем политический кризис в Армении продолжается. Оппозиция митингует у здания парламента. Армянская апостольская церковь призывает правоохранителей не применять против протестующих силу. А президент страны отказался отправить в отставку начальника Генерального штаба, на что премьер-министр Никол Пашинян вновь выдвинул данное требование, пишет автор РИА Новости.

Россия свое отношение к событиям в Ереване выразила однозначно: это внутреннее дело Армении, которое, как рассчитывает Москва, будет урегулировано в мирном русле и в рамках закона. Ну а на карабахскую тему — действительно актуальную для нашей страны — происходящее, очевидно, никак не влияет.

Если в прошлом подобное хладнокровное (если не сказать равнодушное) дистанцирование России от бурных событий на постсоветском пространстве нередко воспринималось многими как лицемерие, а то и откровенная ложь в попытке сохранить хорошую мину при плохой игре, то теперь практически никто не сомневается в искренности российского руководства.

Все последние годы реальность доказывает, что кризисы и волны дестабилизации у соседей не создают для России особых поводов для беспокойства.

Супруга Алексея Навального Юлия
© Sputnik / Алексей Куденко
Буквально за день до начала армянских событий Владимир Путин встретился в Кремле со своим новым киргизским коллегой Садыром Жапаровым, который занял высший пост в стране после очередной — третьей за пятнадцать лет — революции. Впрочем, все внутриполитические пертурбации среднеазиатского государства уже вполне привычно никак не влияют на его внешнеполитический курс.

Пример Армении, где весной 2018 года победила цветная революция и пост премьер-министра занял представитель прозападных сил, ложится в ту же копилку. Хотя тогда повсеместными были трагические прогнозы о потере Россией "последнего союзника на Кавказе". Результаты прошедших почти трех лет оказались откровенно печальны для закавказской республики, но вполне неплохи для нашей страны, получившей новый форпост в регионе.

За последние десятилетия цветные революции стали важнейшим инструментом геополитической работы Запада по дестабилизации и ослаблению своих конкурентов. Правда, пик эффективности этой политической технологии остался в прошлом: она давно перестала быть не дающим осечки ноу-хау. Совсем недавно можно было наблюдать ее провалы в Гонконге и Белоруссии. Да и бесславно схлопнувшиеся протесты в России организовывались ровно по тем же лекалам.

Однако Запад использовал данную методу не только напрямую против своих геополитических противников, но и более тонко — против их союзников и партнеров. Россия служит тому, пожалуй, наиболее ярким примером, поскольку целенаправленное создание пояса русофобии и нестабильности вокруг нее никогда не скрывалось Штатами и Европой.

И им действительно в какой-то момент удалось добиться неплохих результатов на этом пути. Неслучайно упомянутая мантра про "потерю Кремлем последнего союзника" столь популярна у некоторых аналитиков уже много лет, и к кому она только не применялась.

Вот только чем дальше, тем большей головной болью это становится для самого Запада.
В теории замысел впечатляет своей безупречностью: можно безнаказанно расшатывать ситуацию в стране, где у власти находятся "пророссийские" силы, при этом любые действия или слова Москвы интерпретируются как вмешательство в дела суверенного государства и усугубляют ситуацию. Через этот сценарий — а в некоторых случаях даже неоднократно — прошла едва ли не большая часть бывших советских республик.

В основе представления, что у России нет и не может быть выхода из сплетенной паутины, лежал факт ее многообразных и прочных связей с соседями — и веры, что они, эти связи, будут существовать всегда. А раз так, значит, их можно будет до бесконечности использовать, чтобы политически и экономически сковывать Москву, шантажировать ее, качать из нее ресурсы и принуждать содержать даже самые русофобские режимы.

Однако на практике оказалось, что ничто не вечно — и в первую очередь эмоциональная привязанность России к тем, кого она привыкла считать братскими странами. А когда ушли чувства, их место заняли прагматика и принципиальное решение не кормить русофобов. С кем-то — как с Грузией или Прибалтикой — процесс шел постепенно и занял довольно много лет. С кем-то, как с Украиной, пришлось резать стремительно и по живому. Да, это было мучительно, но уже практически отболело.

Всем остальным максимально доходчиво разъяснено, что их судьба — как внутренние дела, так и отношения с Москвой — это исключительно их собственный выбор. Россия без них сможет. Смогут ли они без России — пусть решают и проверяют сами.

У этой стратегии оказался несколько неожиданный и даже ироничный эффект: самые большие победы Запада на ниве цветных революций на постсоветском пространстве превратились для него в чемодан без ручки. Страны, которые с помощью "бархатных революций" удалось поставить на последовательно антироссийские рельсы, ничуть не укрепили свои государственные системы. Наоборот, незаконные методы политической деятельности по-прежнему регулярно оказывают свое решающее влияние на ситуацию там, подпитывая их внутреннюю нестабильность.

И если России теперь, в общем-то, все равно, как часто через беспорядки меняются власти в той же Киргизии, то Запад вынужден так или иначе вмешиваться в урегулирование очередного кризиса в странах, которые он сам сделал своими "витринами", будь то Украина или Грузия. Например, Германия в этом году впервые открывает свой рынок сезонных сельскохозяйственных работ для граждан Грузии, переживающей тяжелейший экономический кризис, — русофобия и коронавирус сделали свое черное дело.

То есть, попытавшись навсегда связать Россию обязанностью содержать недружественных соседей, Запад в итоге оказался сам перед необходимостью тратить на них свои собственные ресурсы.

48
Теги:
Россия
Член сообщества лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ)

Зомбисексуалы победили: Россия под ударом, какого раньше не было

76
(обновлено 14:12 02.03.2021)
СМИ передового мира вот уже несколько дней пытаются осмыслить потрясающие результаты исследования сексуальной ориентации граждан в США и Великобритании

Для тех, кто не следил: почти синхронно Gallup в Америке и Ipsos в Британии провели опрос — и выяснили, что количество граждан, определяющих себя как ЛГБТ, рвануло резко вверх, пишет РИА Новости. 

Gallup сообщает: еще в 2012 году (уже, заметим, совершенно и полностью либеральном в отношении секс-меньшинств) процент считающих себя ЛГБТ американцев составлял 3,5%. В начале 2021-го их стало 5,6%.

Рост более чем в полтора раза (а по сравнению, скажем, с 2000 годом — в 2,8 раза).

Это само по себе уже круто — потому что выходит за пределы того, что считалось до сей поры "обычным уровнем секс-меньшинств в популяции".

Но на самом деле это еще мелочи. По-настоящему сдетонировал в массовом сознании другой факт.

  • Среди аксакалов, родившихся до 1946 года, секс-меньшинствами себя чувствуют лишь 1,3%.
  • Среди бэби-бумеров (1946-1964) — 2%.
  • Среди некогда мятежного и потерянного, а ныне вполне солидного поколения X (1964-1980) — 3,8%.
  • Среди выросших в обстановке вольницы миллениалов (1981-1996) — 9,1%.
  • И, наконец, среди поколения Z (1996-2002, младше людей не опрашивали, они еще несовершеннолетние) — 15,9%.

То есть почти 16%, или примерно каждый шестой юный американец, объявляет себя гомосексуалистом, лесбиянкой, трансгендером или бисексуалом.

Но Великобритания обогнала Соединенные Штаты.

Как сообщают СМИ со ссылкой на Ipsos, лишь около 50% британцев в возрасте от 18 до 24 лет заявляют о том, что "испытывают сексуальное влечение лишь к своему полу".

Комментируя этот факт, специально обученные эксперты категорически приветствуют произошедший суперсдвиг в сексуальной идентичности масс.

"Каждое следующее поколение испытывает все меньше внешнего давления и принуждения к гетеросексуальности" — одобряет, например, Карен Блэр, эксперт по психологии сексуальной ориентации Университета Трент, Онтарио, Канада. (Кто-то может заподозрить ее в предвзятости по причине ее собственного ЛГБТ-активизма. Но за такое подозрение, высказанное публично, в современном передовом обществе задизлайкают, обвинят в гомофобии, забанят в твиттере и уволят с работы к чертовой матери.)

Я, кстати, честно пытался найти в передовых и мейнстримных, то есть "приличных", СМИ Запада хотя бы тень сомнений на тему "Не слишком ли много отклонений от практической гетеросексуальности? Как это скажется, например, на уже катастрофическом уровне рождаемости?

Не ускорит ли это и так гарантированную передовым странам депопуляцию местного населения?". Но нет, ничего такого нет: приличные люди в приличных СМИ не задаются этими совершенно очевидными вопросами. Надо думать — просто потому, что за такие вопросы с них сразу сорвут погоны приличности и выкинут с работы на мороз и из соцсетей.

...Что тут, однако, стоит отметить.

Некоторые российские СМИ и отдельные авторы восприняли результаты этих опросов достаточно просто: ну вот, а помните, как нам говорили, что никакой гей-пропаганды не существует? Прошло несколько лет — и от 1/6 до "почти половины" молодежи на Западе уже стали голубыми, лесбиянками и трансгендерами. Понадобилось всего несколько лет утюжить массовое сознание тем, что нужно быть геем, — и неокрепшая юность послушно им становится.

В действительности, как представляется, все еще жестче, еще сложнее и — быть может — даже еще хуже.
Дело в том, что при детальном рассмотрении результатов американского опроса выясняется трагикомичный нюанс.

Подавляющее большинство юных американцев, причисляющих себя к ЛГБТ, выбрали себе в качестве "меньшинственной идентичности" бисексуальность.

Это, напомним, влечение как к своему, так и к противоположному полу. Это также, если можно так выразиться, самая либеральная форма секс-меньшинственности, "позволяющая" девочкам любить мальчиков и наоборот.

Но и это не все. Подавляющее большинство этих "бисексуалов" признаются, что в данный момент либо находятся в гетеросексуальных отношениях (33%), либо вообще обходятся, добровольно или вынужденно, без всяких отношений (55,5%). С лицами своего пола встречаются и сожительствуют лишь 3,7% (что, замечу, лишь несколько выше обычного, как считалось в XX веке, уровня).

Говоря проще — головокружительный ЛГБТ-агитпроп, обрушившийся на все это неокрепшее юношество, переформатировал в постоянно практикующих голубых и лесбиянок относительно немногих. И относительно немногих толкнул на хирургические столы для реального удаления родных половых признаков и имитации признаков противоположного пола.

А вот чего ему по-настоящему удалось достичь — так это внедрения в сознание молодняка понимания, что быть биологически нормальным не круто. Что это уныло. Если ты нормален и обычен — то тебе не поставят лайк, в школе над тобой не будут заботливо квохтать психолог и администрация, тебя не пригласят на конференцию по твоему равноправию, в школьный совет вместо тебя выберут кого-нибудь более "разнообразного", ты так и останешься никому не интересен и лишен каких-либо практических бонусов, привилегий и социального одобрения.

И, разумеется, мантра "это потому, что у меня необычная сексуальная идентичность" — прекрасно работает в качестве причины того, чтобы не втряхиваться в нормальные человеческие любовно-семейные отношения. Ибо строить отношения — это всегда труд, это некоторая работа над собой, если угодно.

Передовая же секс-идентичность доходчиво объясняет, что работать над собой — не только не надо, но и нельзя: это "принуждение к гетеросексуальности" под гнетом токсичного внешнего окружения.

Таким образом, реальная ориентация, успешно внедряемая в передовых странах, — это, так сказать, "зомбисексуальность": молодняк уяснил, что стремиться понравиться противоположному полу некруто, и получил универсальную индульгенцию на то, чтобы не предпринимать особых усилий к завоеванию "традиционного" социального одобрения.

Поэтому этот молодняк в количествах, превосходящих всякие обычные пределы, разучивается быть мужчинами и женщинами в практическом смысле. (У людей и высших приматов, в отличие от живых существ попроще, сексуальное влечение реализуется вообще не инстинктивно, а в результате обучения.

Без обучения единственным способом снятия полового напряжения у людей, орангутангов или шимпанзе является самоудовлетворение. Как, собственно, у огромной части молодых современников эпохи онлайна 24/7.)

Таким образом, налицо скорее именно зомбисексуализация — превращение внешне половозрелых и биологически нормальных молодых мужчин и женщин в нефункциональные с точки зрения создания устойчивых социальных связей одинокие единицы.

Отчего этот очевидно саморазрушительный для любого общества тренд с таким энтузиазмом поддерживается (во всех смыслах) современными Большими Деньгами — мы можем только предполагать.

Впрочем, нельзя сказать, чтобы Большие Деньги так уж скрывали свои цели: достаточно вспомнить, что один из богатейших людей планеты, основатель Microsoft и многодетный отец Билл Гейтс, вместе со своей женой Мелиндой активно спонсирует программы по женскому здоровью в бедных странах (которые злые критики зовут "программами по контролю населения").

Ему же принадлежит известная цитата 2010 года (цитируется по Reuters) на конференции по климату: "В мире сейчас 6,8 миллиарда человек.

Оно может вырасти примерно до девяти миллиардов. Если бы мы провели по-настоящему хорошую работу по новым вакцинам, здравоохранению, репродуктивному здоровью — мы могли бы сократить его, пожалуй, на десять-пятнадцать процентов" (убедительная просьба не цепляться к слову "вакцина" — Гейтс имел в виду, что при уменьшении смертности от болезней в бедных странах, наряду с распространением контрацепции, их население перестанет так бешено плодиться).

Как бы то ни было — очевидно, что с точки зрения передовых Больших Денег нынешнего человечества слишком много.

Поэтому любой агитпроп, обезвреживающий человеческое воспроизводство как явление, Большим Передовым Деньгам кажется сегодня добром.

И поэтому проблеме депопуляции и старения передовых стран (где-то восполняемой завозом иммигрантов, а где-то просто тающих) посвящается не просто в разы, а на порядки меньше публикаций в мейнстримных СМИ, чем какой-нибудь проблеме Глобального Потепления.

...Тут остается задаться вопросом: а дойдет ли волна зомбисексуализма до России?

Простого ответа тут нет. Отчасти она, конечно, уже здесь: наши сограждане определенно хуже уживаются друг с другом, чем лет 100 назад.

Однако для того, чтобы превратить это наше недостаточное умение быть нормальными мужчинами и женщинами в повальное и гордое нежелание ими быть — Россию евангелистам зомбисексуальности, конечно, придется очень сильно переформатировать. И для начала — зомбисексуальность должна выйти из псевдокультурного гетто твиттеров и инсты, где ее исповедуют довольно маргинальные (хотя зачастую и широко известные) безмозглые трендоцефалы. И стать официозом.

А для этого она должна дорваться до больших казенных денег и казенного админресурса, чего — по крайней мере, в ближайшей перспективе — не просматривается.

Так что, вероятно, слишком много молодежи у нас зомбисексуалы пока не перекусают.

76
Теги:
Запад, угрозы, Россия
Эмомали Рахмон и Мухаммад Ашраф Гани

Мосты, талибы, провода: что обсудят Рахмон и Гани на встрече в Душанбе

264
(обновлено 20:07 02.03.2021)
Афганский президент в марте прибудет с визитом в Таджикистан. Но не столько ради обсуждения борьбы с экстремистами на границе, а сколько ради торговых выгод и цен за свет

ДУШАНБЕ, 2 мар — Sputnik. Афганские чиновники сообщили, что в марте в Таджикистан с официальным визитом прибудет Ашраф Гани. Точную дату прилета, программу поездки и состав делегаций пока еще не объявили, но догадаться несложно - речь пойдет о государственной безопасности и экономике, причем торгово-финансовая часть переговоров окажется намного более значима для Кабула.

По словам научного сотрудника ИМИ МГИМО МИД Шарбатулло Содикова, антикриминальная повестка будет стандартная - охрана безопасности на границах, противодействие наркотрафику и борьба с экстремизмом в условиях ожидаемого наступления талибов.

"В частности, стороны обсудят условия экстрадиции лиц, которые могли быть членами бандформирований или участвовать в контрабанде наркотиков. Пандемия коронавируса лишь усилила криминальную обстановку и создает угрозу и Афганистану, и Таджикистану, поэтому это очень важная тема для властей обеих стран", - отмечает Содиков.

А вот вопросы экономики будут куда более разнообразными. Так, 1 марта в Таджикистан отправился глава палаты представителей афганского Национального совета Миррахмон Рахмони, который обсудил с Эмомали Рахмоном предстоящий визит Гани, а также несколько межрегиональных проектов.

А его зам Махмад Махмадрахим встретился с главой Минэкономразвития Республики Таджикистан Завки Завкизодой и обсудил возможность создания международного логистического терминала на территории СЭЗ "Пяндж" с привлечением афганских инвестиций. Предполагается, что это упростит доставку и реализацию товаров из Афганистана. 

Кроме того, речь на встрече шла также о строительстве совместных предприятий в сферах фармацевтики, легкой промышленности.

"Таджик Азот" ушел с молотка: власти озвучили цену завода

Но конкретные планы развития торговли и производства - не единственное, что предстоит в скором времени утвердить Рахмону и Гани.

В конце февраля Правительство Таджикистана озвучило сроки сдачи объектов по проекту CASA-1000. Масштабный энергетический проект предусматривает экспорт "излишков летней электроэнергии" из Таджикистана и Кыргызстана в Афганистан и далее - в Пакистан.

В Минэнерго Республики Таджикистан заявили, что закончат свой участок уже к концу 2021-го, а значит, уже в следующем году ряд северных регионов Афганистана смогут получить бесперебойный доступ к электричеству. И теперь Рахмону и Гани надо решить, как обеспечить сохранность ЛЭП и цену за мегаватты.

Официальный Кабул неслучайно придает столь большое внимание торговле с соседями по региону.

В отличие от своего предшественника Хамида Карзая, на которого деньги буквально падали с небес (а точнее - из карманов международных спонсоров), внешний финансовый ресурс Гани весьма ограничен. И раз уж президент не может бесконечно полагаться на заграничные инвестиции, то его команда старается хоть как-то поставить на ноги шаткую национальную экономику.

И в смысле экономического потенциала большие инфраструктурные проекты и даже более скромная транзитная торговля - буквально непаханое поле для обеих стран, считает эксперт российского Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко.

"Это прилетавший в Москву глава афганского МИДа Ханиф Атмар недавно, это и Мохаммад Каргар, недавно завершивший свой визит в Баку. Последние полтора года ближний круг Гани реализует одну стратегию - создать условный круг друзей Кабула с опорой не на проблему безопасности, а на экономику и инфраструктуру", - пояснил Серенко Sputnik Таджикистан.

Афганский лидер лично проявляет удивительный дипломатический пыл, пытаясь заручиться поддержкой соседей по региону. За непродолжительный срок Гани побывал в Ташкенте, Ашхабаде, и Таджикистан остается последним приграничным государством Центральной Азии, куда он еще не приезжал.

Гудбай, Талибайден: готов ли Таджикистан к скорой войне Кабула и террористов

Интересы Кабула отлично понимают в Душанбе, и потому встреча двух президентов будет плодотворной и насыщенной по части взаимовыгодных экономических соглашений.

"Афганистан - это очень перспективное направление в плане торговли и транзита. Кто начнет работать с регионом не как с проблемой, а как с ресурсом - тот и выиграет больше всего", - подчеркивает Серенко.

За пределами Центральной Азии первыми это поняли китайцы, ненавязчиво и без лишнего шума предлагающие свои кредиты Кабулу. Что Поднебесная получит взамен - неизвестно, но, как и в случае с Таджикистаном, скорее всего, долю на перспективных месторождениях драгметаллов.  

264
Теги:
Эмомали Рахмон, Ашраф Гани, Афганистан, Таджикистан