Логотип социальной сети Фейсбук на экране компьютера.

Европа останется без Facebook: началась война за инфосуверенитет

185
(обновлено 16:02 28.09.2020)
Европейские официальные лица прямо демонстрируют недоверие американским компаниям и довольно жестким образом продвигают концепцию, которую можно назвать "цифровым суверенитетом"

К тому, что иностранные журналисты обвиняют такие страны, как Китай или Россия, в авторитаризме, можно было уже привыкнуть, ибо это многолетняя практика наших западных коллег. Но периодически в дискурсе западных медиа возникают нотки едва скрываемой зависти, причем возникают они в контексте тех особенных вызовов, которые современность бросает западным странам. 

Знамя Победы на здании Рейхстага в Берлине, архивное фото
© Sputnik / Владимир Гребнев

И если в случае мер по подавлению и преодолению эпидемии коронавируса в Китае и России западные СМИ сконцентировались на отрицании реальных успехов, то в вопросе конфликта между глобальными интернет-гигантами и государственными структурами отрицание уже не работает.

И вот на фоне очередного скандала между властями Евросоюза и американской компанией Facebook автор британской The Guardian задает провокационный вопрос: а современные неолиберальные демократии, вообще, могут бороться с американскими IT-гигантами или возможность отстаивать интересы государства и защиту данных собственных граждан — это привилегия "авторитарных стран"?

Facebook удалил страницу проекта RT с рецептами русской кухни

Суть конфликта связана с тем, что Facebook, по большому счету, отказывается выполнять европейское законодательство в том виде, в котором его понимают сами европейские (конкретно — ирландские) государственные регуляторы.

Евросоюз самым решительным образом настаивает на том, чтобы данные европейских пользователей находились в Европе и не передавались в США, и на территории ЕС приняты соответствующие законодательные нормы, которые, однако, на практике игнорируются американскими IT-гигантами, которые (вероятно, рассчитывая на политическое и дипломатическое прикрытие Вашингтона) исходят из своей фактической экстерриториальности.

Борьба против такого поведения ведется не только в сфере контроля за перемещением данных пользователей, но и за налоговые выплаты: именно попытка президента Макрона заставить Facebook и другие американские интернет-компании платить во Франции налоги с денег, зарабатываемых на французском рынке, привела к серьезному ухудшению всего спектра экономических отношений между США и Евросоюзом, а также угрозам взаимных пунитивных мер и заградительных тарифов, которые, по сути, являются экономическими санкциями.

Показательно, что на этот раз, столкнувшись с требованием ирландского регулятора, европейский сегмент Facebook, зарегистрированный в Ирландии, исходя из соображений налоговой оптимизации, выбрал тактику угроз, которые та же The Guardian описывает как угрозу "собрать свои игрушки и уйти". Business Insider описал позицию Facebook в более конкретных терминах:

"Facebook заявил, что может прекратить работу своего основного приложения и Instagram в Европе из-за новых правил, влияющих на то, как он передает данные из Европейского Союза в США".

Большой Брат, помоги. Facebook попросил государство регулировать интернет

Представитель компании подчеркнула, что это заявление (журналисты выудили его из судебных документов, в которых Facebook оспаривает соответствующее предписание ирландского регулятора) не является угрозой покинуть Евросоюз, а всего лишь указывает на то, что приложениям Facebook и Instagram для функционирования нужна именно возможность передавать данные европейских пользователей в США.

С точки зрения европейских критиков, эта позиция звучит довольно неубедительно. Несмотря на то, что с формальной точки зрения убедительность аргументов такого рода будет выяснять ирландская Фемида, на имиджевом (и политическом) уровне Facebook уже проиграл борьбу за европейское доверие.

Колумнист The Guardian, например, крайне недоволен тем фактом, что канал передачи данных европейцев в США не будет перерезан прямо сейчас и что дело отправится в суд: "Я как непрофессиональный читатель полагаю, что здесь много технических проблем, которые заставят юристов работать месяцы или даже годы. В этом случае данные европейских пользователей будут по-прежнему беспрепятственно поступать на серверы Facebook в США, где они будут открыты для слежки со стороны служб безопасности и других служб этой страны — при менее строгом надзоре по сравнению с тем, если бы они хранились на серверах в Европе".

Несколько лет назад для защиты американской компании хватило бы одного звонка от американского посла, но сейчас, в условиях, когда Евросоюз (в основном за счет усилий Франции и Германии) буквально "выгрызает" для себя статус отдельного субъекта мировой политики, интервенция американских дипломатов только ухудшила бы ситуацию.

Однако так как старые привычки умирают тяжело, можно предположить, что повлиять на решение ирландского суда (а конфликт, пускай и в форме другого, может при определенных обстоятельствах дойти даже до высшей судебной инстанции не только Ирландии, но и Евросоюза) они все-таки попробуют.

Невозможно не отметить тот факт, что европейские официальные лица прямо демонстрируют недоверие американским компаниям и довольно жестким образом продвигают концепцию, которую можно назвать "цифровым суверенитетом" или "суверенитетом данных". Очень маловероятно, что даже угроза ухода Facebook и Instagram с европейского рынка повлияет на европейскую позицию. Скорее, в нынешних условиях именно американским компаниям придется прогнуться под требования европейских регуляторов.

В этом контексте ситуация напоминает действия Дональда Трампа, который мотивирует свою рейдерскую атаку на китайскую соцсеть TikTok необходимостью защитить данные американских пользователей от попадания в руки китайских государственных структур, и в отличие от Евросоюза Вашингтон требует именно изменения структуры собственности, а не только локации конкретных серверов.

Когда в России в 2015 году принимался обновленный закон "О персональных данных", критики действий российских законодателей утверждали, что интернет должен быть свободным и что законы такого рода — это знак авторитарности, технической отсталости и цивилизационной деградации России. На практике оказалось, что и Евросоюз, и США в разных формах действуют исходя из того же принципа, причем российские требования в плане хранения данных в России, как и наказания за нарушение этих норм, — очень мягкие по сравнению с европейскими монструозными штрафами или американским "рейдерством".

Возможно, пришло время перенять определенную часть, по крайней мере, европейского опыта в этом вопросе и дать российским регуляторам больше возможностей по принуждению американских компаний к точному соблюдению российских законов. А на угрозы уйти с российского рынка вполне можно отвечать по-европейски: полным и тотальным игнорированием хотелок наших заокеанских партнеров.

185
Теги:
Facebook
Протесты в Европе

Европа убивает себя сама

22
(обновлено 20:25 19.10.2020)
После кошмарного убийства учителя радикалом-исламистом Франция задалась сакраментальными русскими вопросами: кто виноват и что делать?

В связи с первой темой французским журналистам оказался наиболее интересен момент, каким образом чеченская семья из России вообще получила статус политических беженцев, пишет РИА Новости.

Выяснилось, что она переехала во Францию в 2008 году, где ее ходатайство об убежище несколько лет рассматривалось властями — и в результате было отклонено. Однако в 2011-м Национальный суд по вопросам права убежища отменил это решение. Ну а чуть больше полугода назад — по достижении совершеннолетия — будущий убийца автоматически получил собственный вид на жительство.

Что касается второго вопроса, то тут бескомпромиссно выступили французские власти, заверив сограждан, что они не намерены сворачивать с выбранного пути борьбы с исламизмом.

Роковой урок, на котором 47-летний Самюэль Пати в рамках занятия по свободе слова показал ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда из журнала Charlie Hebdo, прошел в начале октября. Тогда же состоялось выступление Эммануэля Макрона, вызвавшее серьезный резонанс далеко за пределами страны. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил своего французского коллегу в "открытой провокации" и посягательстве на свободу совести.

Именно в этой речи французский лидер объявил войну "геттоизации" Франции, "исламистскому сепаратизму" и анонсировал масштабный план по борьбе с закрытыми, варящимися сами в себе этническими и религиозными анклавами.

Кстати, именно система образования — главное направление кампании. В частности, планируется практически полный запрет домашнего образования и жесткое выкорчевывание "нелегальных школ, которыми зачастую руководят религиозные экстремисты".

После произошедшего теракта нередко звучали удивленные и даже местами осуждающие мнения российских комментаторов в адрес убитого учителя, который продемонстрировал 12-14-летним ученикам откровенно оскорбительные для некоторых из них карикатуры.

Важно понимать, что это была не просто личная инициатива Пати, — он действовал в рамках программы и установок французской системы образования. На том злосчастном занятии преподаватель, пытаясь сгладить острый момент, заранее предупредил учеников о содержании изображений, которые покажет, и предложил выйти из класса тем, кому это неприятно.

Самое удивительное, что французское государство и впрямь считает подобный подход эффективным в борьбе за секуляризацию, интеграцию меньшинств и размывание сформировавшихся в стране гетто.

Украинцев изгнали из Гонконга, на очереди Беларусь

Ведь можно без особых проблем предугадать реакцию подростков, выросших в замкнутой этнической среде, выдернутых из частных школ под руководством имамов-экстремистов и посаженных за парту государственного учебного учреждения, где им на уроке покажут нарисованную картинку обнаженного мужчины с подписью, что это пророк Мухаммед. И дело даже не столько в том, что кто-то из них решит повторить путь 18-летнего чеченца, сколько в том, что трудно придумать более надежный способ навсегда вызвать у молодых людей глубочайшее отторжение и отвращение к европейским ценностям, культуре и образу жизни.

Инициатива Макрона вызвала крайне бурную реакцию не только в исламистских кругах, но и у противоположного — либерального — лагеря, который усмотрел в предложениях французского президента недопустимое наступление на права и свободы граждан.

Самое ироничное и печальное, что все три стороны этого противостояния на самом деле говорят на одном языке — языке радикализма, и нет принципиальной разницы между исламистским экстремизмом, левацко-политкорректным либерализмом и секуляризмом в крайних формах, что ныне практикует французское государство.

Для решения действительно острой и давно назревшей проблемы Франция прибегает к тем же методам максимально грубой промывки мозгов, что и исламисты, правда, шансов, что они сработают, у нее куда меньше.

В свое время Европа подарила миру удивительную — потому что работающую — концепцию свободы, которая выражена в популярнейшей формуле, согласно которой свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого.

Существуют разные интерпретации этой мысли, но все они так или иначе сводятся к тому, что даже самое свободное общество предполагает определенные ограничения для каждого своего члена.

На практике это вылилось в то, что система западной демократии в своем классическом виде воспринимает маргинальными и неприемлемыми любые крайние и непримиримые в своей крайности точки зрения — будь то правые, левые, красные, белые или серо-буро-малиновые. А общественный и политический консенсус в такой системе делает ставку на компромисс и взаимоуважение, в том числе уважение к чужим убеждениям, верованиям и ценностям.

Нет никакого противоречия в том, чтобы, борясь с религиозным экстремизмом, не допускать и уж тем более не пропагандировать в государственных школах вакханалию воинствующего безбожия, целенаправленно оскорбляющего верующих.

Точно также государство может стоять на страже неприкосновенности частной жизни человека вне зависимости от его сексуальной ориентации, но при этом жестко блокировать любые попытки проникновения нетрадиционных сексуальных практик в общественную жизнь, будь то гей-парады или пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних.

Одно другому никак не противоречит.

Но, похоже, Запад просто забыл об этом. И можно быть уверенным, что взятая им ныне на вооружение концепция, подталкивающая людей к радикализации, а общество — к непримиримости и углублению раскола, даст свои фатальные плоды.

22
Теги:
Европа
Праздничные лепешки с флагами Таджикистана и Кыргызстана

Как теперь договариваться с Кыргызстаном?

152
(обновлено 20:34 19.10.2020)
Сложная ситуация в Кыргызстане может негативно сказаться на процессе демаркации границ. И теперь перед Таджикистаном стоит выбор - подождать или форсировать переговоры

Политическая ситуация в Кыргызстане стала фантасмагорической. Садыр Жапаров в течение одного дня стал не только премьер-министром Кыргызстана, но и исполняющим обязанности президента, после того как теперь уже экс-президент Сооронбай Жээнбеков подал в отставку, а спикер Жогорку Кенеша Канатбек Исаков, ранее призывавший президента не уходить, сам отказался принять полномочия главы республики.

Что же, Жапаров сделал самую быструю и впечатляющую карьеру в Кыргызстане, и его рекорд вряд ли будет побит.

Пока что новые кыргызские власти заняты решением внутренних проблем. Реформируется избирательное законодательство, ЦИК Кыргызстана предварительно назначил парламентские выборы на 20 декабря 2020 года, а президентские – на середину января 2021 года. Судя по всему, вся политическая система страны претерпевает быстрые и радикальные изменения.

Подчеркну, что все это есть внутреннее дело Кыргызстана. Но возник вопрос, а что в таких условиях делать другим странам, в частности, Таджикистану, для которого отношения с Кыргызстаном очень важны и остались еще некоторые важные вопросы, вроде вопроса о делимитации и демаркации границы.

Переговоры по границе с Таджикистаном приостановлены

В декабре 2019-го президент Кыргызстана Жээнбеков выражал готовность решить вопрос о границе и обмене спорными участками, чтобы закончить работу межгосударственной комиссии, работающей с 2002 года.

На момент начала 2020-го из 970 км таджико-кыргызской границы было согласовано 519 км, остальные 451 км остались пока что под вопросом. В феврале 2020-го в Баткене прошли переговоры по уточнению 114 км границы, проработанной топографическими группами, а также по обмену участками территории. Топографические группы к 1 марта должны были представить проект нового участка границы.

Стало известно, кто возглавит таджикскую делегацию на переговорах с Кыргызстаном

Однако все сорвалось: 11 февраля 2020 года в отставку ушел вице-премьер Кыргызстана Жениш Разаков, руководивший межправкомиссией Кыргызстана и Таджикистана. Потом началась эпидемия коронавируса, и встречи не проводились. Теперь в связи с событиями в Кыргызстане вообще становится непонятно, когда и при каких условиях возобновится работа по делимитации и демаркации границы.

Между тем приостановка переговоров, пусть и по весьма уважительным причинам, в целом фактор негативный, поскольку приграничные конфликты никуда не делись и в сложившейся обстановке они могут стать более масштабными, чем раньше. И вообще, как теперь строить двухсторонние отношения?

Нажать или подождать?

Пока Жээнбеков и Исаков не отреклись от власти, данной им Конституцией Кыргызстана, можно было лелеять надежды, что Жапаров ненадолго. Но после отречения (мне трудно подобрать другое слово для обозначения этого решения, странного в самой высшей степени; вице-спикер ЖК КР Аида Касымалиева выразилась даже так: "Это просто какой-то выстрел в голову") такие надежды развеялись.

Кроме того, формально Жапаров – исполняющий обязанности президента Кыргызстана до выборов, то есть до января 2021-го или чуть более, чем на два месяца. Однако, наблюдая за тем, как на глазах меняется законодательство республики, запросто может оказаться, что Жапаров еще и на выборы пойдет и его еще и выберут.

Жапаров высказался о договоре по российской авиабазе в Кыргызстане

Отсюда и вывод: волей-неволей придется договариваться с теми, кто есть. Садыр Жапаров теперь в Кыргызстане власть в самом буквальном смысле слова, и с этой точки зрения контакты и какие-то переговоры с ним не имеют альтернатив.

Есть две возможные стратегии решения вопроса с нынешним правительством Кыргызстана. Первая заключается в том, чтобы, используя момент и задействовав все официальные, неофициальные и неформальные каналы, добиться от Кыргызстана максимума уступок во всем вопросам, в том числе и по границе. Правительство Кыргызстана сейчас весьма слабо, оно нуждается в поддержке, в деньгах, у него множество проблем и задач; давление с целью вынудить его подписать некие соглашения, требуемые Таджикистану, может оказаться результативным. Так, во всяком случае, поступали в прежние времена, и в пору острых политических кризисов ковалась история и территориальные переделы.

У этой стратегии есть два недостатка. Во-первых, нажим сильно испортит, возможно, долгосрочно, отношения Кыргызстана и Таджикистана. Во-вторых, правительство Жапарова может оказаться слишком слабым, пасть через некоторое время, а новое правительство легко может отказаться от признания подписанного под нажимом договора. Соблазнительно, но можно все испортить.

Вторая стратегия заключается в том, чтобы подождать. За два месяца до назначенных президентских выборов Жапаров все равно не успеет решить проблему с границей и все оформить. Но за это время вопрос с властью как-то должен будет решиться, и станет ясно, с кем договариваться. Это будет или нынешний исполняющий обязанности президента, или кто-то другой вместо него.

У этой стратегии главный недостаток в том, что вопрос о границе, равно как и многие другие, откладывается в некоторое неопределенное будущее. Пограничное соглашение, которое требует работ на местности и длительных процедур, в особенности. Помимо этого, никто не даст гарантии, что борьба за власть, перевороты и чехарда в Кыргызстане не затянутся и не превратятся на несколько лет в сплошную вереницу переворотов и революций. Легкость получения власти явно подогревает желания других претендентов испробовать свой шанс.

Если это произойдет так: череда революций и крайне шаткая власть в Кыргызстане, - то получится, что кыргызско-таджикские отношения будут фактически заморожены до окончательного разрешения вопроса о власти, до тех пор пока не появится лидер с железной рукой.

Охранять, что есть

В подобной ситуации Таджикистан будет вынужден охранять текущую границу - одинаково согласованные и несогласованные участки. Это объясняется тем, что события в Кыргызстане представляют определенную угрозу безопасности Таджикистана.

Во-первых, само по себе ослабление центральной власти Кыргызстана объективно создает условия для обострения обстановки на границе, повышения активности криминальных элементов и контрабандистов.

Во-вторых, в политическую борьбу в Кыргызстане могут втянуться разные террористические группировки, в том числе и в целях "афганизации" Кыргызстана. Такую вероятность нельзя сбрасывать со счетов.

Не будем строить прогнозов, поскольку развитие событий очень динамичное и обгоняет любые версии. Надо отметить лишь некоторую вероятность превращения Кыргызстана в арену вооруженной политической борьбы за власть. В этом случае все соседи, в том числе и Таджикистан, должны будут защищаться. Первая мера защиты – это усиление охраны и обороны границы, где бы и как бы она ни проходила.

Пожалуй, лучше это сделать сразу, так сказать, во избежание.

152
Теги:
переговоры, Таджикистан, Кыргызстан
Темы:
Кыргызстан и Таджикистан: новости на границе
Маленькую девочку ведут за руку, архивное фото

Всемирный банк спрогнозировал рост уровня бедности в Таджикистане

0
(обновлено 20:54 19.10.2020)
Согласно прогнозу финансового института, из-за пандемии коронавируса в ближайшие годы сокращение уровня бедности в Таджикистане будет замедляться

ДУШАНБЕ, 19 окт — Sputnik. Таджикистан переживает самый медленный рост экономики за последние два десятилетия, говорится в отчете Всемирного банка.

По данным финансового института, до начала пандемии коронавируса нового штамма уровень бедности в Таджикистане неуклонно снижался. В то же время прогресс был неравномерным, подчеркнули аналитики ВБ.

Так, в период с 2018 по 2019 годы в Хатлонской и Горно-Бадахшанской автономной областях фиксировался рост уровня бедности. При этом на территории Душанбе, районов республиканского подчинения и Согдийской области наблюдалось снижение показателя.

Всемирный банк отмечает, что уровень бедности в сельской местности застопорился в районе 30,2%, а в городах снизился с 21,5% до 18,4%.

Согласно прогнозу финансового института, из-за пандемии коронавируса в ближайшие годы сокращение уровня бедности будет замедляться.

Аналитики обращают внимание, что по состоянию на август 2020 года 20% семей не смогли получить медицинскую помощь.

По мнению экспертов, Таджикистану следует принять новую политику защиты бедных слоев населения в том числе. В частности, правительству рекомендуется увеличить финансирование программы адресной социальной помощи, поддержать безработных пособиями, организовать временные льготы для индивидуальных предпринимателей и повысить эффективность и доступность медицинских услуг.

0
Теги:
экономический прогноз, уровень бедности, бедность, Таджикистан
Темы:
Коронавирус в Таджикистане: последние новости