Человек в маске на рынке, архивное фото

Главные события в мире происходят не там, где мы думаем

170
(обновлено 10:48 27.07.2020)
То, что было периферией глобальной политики, стремительно оказывается ее эпицентром - и, чтобы не отстать от этой реальности, придется запоминать такие названия, как Чабахар (и многие другие)

Уже не завтрашний, а сегодняшний мир выстраивается, например, вокруг сложного выяснения отношений между Китаем, Индией и Ираном (а Чабахар как раз в Иране), пишет РИА Новости.

Или, скажем, вокруг глобально взрывоопасной истории с плотиной на Ниле, меняющей для начала взаимоотношения Египта, Эфиопии и Судана, но далее и прочих государств. И не говорите, что вам это непонятно и неинтересно, потому что наша завтрашняя жизнь будет все больше зависеть от всех этих Чабахаров и Нилов, хотите вы этого или нет.

Итак: Иран, потеряв терпение, выбросил Индию из грандиозного проекта по строительству коммуникаций от порта Чабахар в Индийском океане к Афганистану и дальше, в Центральную Азию, Россию и прочие глубинные территории Евразии. Индийские политологи с тоской говорят об "утраченных возможностях" и, по сути, об обесценивании множества достижений Дели на мировой арене в последние годы.

Не верю! Фейковые изречения, которые приписали вождям и политикам

Конечно, если бы Индия сама отказалась от проекта, это выглядело бы более достойно. А в реальности было так: еще в 2003-м Дели и Тегеран подписали соглашение о том, что индийцы участвуют в стройке порта в Чабахаре (и ведь участвовали), а затем переходят к главному - к железной дороге на северо-восток, то есть к выходу своих товаров в Центральную Азию и далее, да еще и в обход неприятного Индии Пакистана. По сути, к прорыву в своей дальнейшей стратегии развития.

Но затем возникла новая реальность: политика нынешнего кабинета во главе с Нарендрой Моди по аккуратному балансированию между глобальными центрами силы. В данном случае между США и Китаем. Дружить с Ираном - значит иметь большие проблемы с США. В итоге в Дели, с одной стороны, мучительно выторговали себе у американцев право продолжать Чабахарский проект, с другой - пришлось отказаться от закупок иранской нефти… В общем, все было сложно и тонко.

Наконец, в 2016 году Моди съездил в Тегеран, заключив соглашение с Ираном и Афганистаном о той самой железной дороге, и дальше - тишина. Пауза. Выбор правильного момента для продолжения курса. А Ирану надоело ждать, он заявил, что построит все своими силами, деньги и возможности есть. Зачем тогда индийцы участвовали в сооружении порта?

Насчет "своих сил": все региональные политические круги напоминают, что означенные силы появились после подписания Ираном программы на 25 лет и 400 миллиардов долларов. С Китаем, с кем же еще.

Про эту программу много чего сейчас говорится, включая сообщения о строительстве в том же Чабахаре базы иранского военного флота, совместной с Китаем разработке вооружений… правда, военный аспект альянса больше интересует американских наблюдателей.

Белов о политике США против Nord Stream 2: ЕС ничего предпринять не может

Они предсказывают всякие ответные меры со стороны Вашингтона, потому что в сомнительной позиции оказывается 5-й флот США в Индийском океане и база Диего-Гарсия.

Но и экономическая сторона связей Ирана и Китая впечатляет, в том числе и та самая железная дорога вписывается в картину очень хорошо.

И тут - если говорить о "балансировании" Индии - становится особенно заметно бедственное состояние ее отношений с Китаем. Этим летом в очередной раз столкнулись войска двух стран на их оспариваемой границе в Гималаях, в очередной раз прошли переговоры и начался развод войск. Сухой остаток: всплеск антикитайских чувств в индийских политических кругах, санкции против китайских товаров и услуг. Даже если считать все происшедшее случайностью, а не провокацией, то выходит, что Индия опять много проиграла.

Китай давно уже главный экспортер в эту страну, и - по пекинским оценкам - потенциально главная надежда на ее будущее развитие. Эта надежда подрывается и конфликтами, и нежеланием Индии участвовать в китайских планах развития экономики и инфраструктуры в Евразии (проект "Пояс и путь"). Кстати, соглашение Пекина с Ираном - тоже часть этого проекта.

У граждан США похитили мечты, свободу и равенство: кто в этом виноват

В результате китайские инвестиции получают страны-соперники (Пакистан), страны - перебежчики из "индийского" мира в "китайский" (Непал и другие), теперь вот еще и Иран. Индия оказывается в изоляции, без таких, как у Китая, материальных и прочих ресурсов для создания своей, региональной системы партнерств.

Возможно, выгоднее было бы вписаться в китайскую систему, сделать ее совместной, но вот история с Чабахаром - она показывает, что на деле все получается гораздо хуже.

Теперь посмотрим, чего в этом сложном сюжете нет. Нет Запада как ключевого и даже не очень ключевого игрока. Про Европу и говорить нечего, но вот даже США - есть ли у них реальное влияние на происходящие процессы? Кому-то в Америке, может быть, и кажется, что страшнее ее конфронтации с Китаем в мире сюжета нет, а Иран так и подавно на волоске, рост его влияния в соответствующих частях Азии вот-вот получит мощный ответ. В любом случае мы видим, что Вашингтон всеми силами связывает Индии руки, но…

Но каким образом конфронтация с Соединенными Штатами помешала Китаю ускоренно выстраивать уже и в этом году систему альянсов вокруг Индии - с Пакистаном, Ираном, Непалом и прочими? Каким образом угрозы Вашингтона мешают Ирану очень успешно развиваться, находя для этого деньги - как свои, так и китайские? Кстати, Пекин в эти недели сильно помог деньгами еще и Бразилии, и не только ей.

Новая реальность: как протесты в США меняют культуру - видео

А США… Имитация грозной силовой политики, которой там занимаются, может быть, осложняет жизнь непривычным к такой ситуации европейцам. Но все меньше задевает новых игроков на мировой арене. Другое дело, что немногие среди этих "новых держав" научились обходиться без Штатов вообще, попросту не замечать их.

170
Теги:
события, мнение, политика, Мир

Почему Путин назвал Эрдогана надежным партнером

39
Война в Карабахе беспокоит Россию — не только из-за близких отношений с обеими враждующими сторонами, но и из-за позиции Турции

Анкара открыто поддержала Баку в попытке военного решения спора — что не могло не вызвать в России тревоги по поводу "турецкой угрозы" и споров о российско-турецких отношениях. Турция не скрывает своих экспансионистских планов, а ведь мы с ней столько раз воевали в прошлом, да и сейчас у нас масса противоречий. А еще Турция видит себя лидером исламского мира — и это касается уже не только мусульман бывшего СССР, но и мусульман России.

В общем, в России распространена точка зрения: бойтесь турка и не верьте турку — только и ждет момента, чтобы ударить в спину и отыграться на России за все поражения и потери прошлых веков. Поэтому никаких стратегических отношений с Турцией быть не может — а лучше вообще вести себя с Эрдоганом жестко и грубо, не спускать ему ничего и давить на Турцию по всем фронтам.

Эта точка зрения особо популярна в периоды обострения российско-турецких противоречий. Достается и нашим властям — ну что за мягкотелость и невнятность, учитесь у тех же турок отстаивать свои национальные интересы громко и внятно. Эх, нет у нас защитников, пропала Россия...

И вот на этом фоне Владимир Путин, выступая в четверг на заседании клуба "Валдай", отмечает важность развития российско-турецких отношений. Признавая, что позиции двух стран часто расходятся, Путин отметил, что с Эрдоганом всегда можно договориться ("как бы жестко ни выглядела позиция президента Эрдогана, я знаю, что он при всем при том человек гибкий, с ним можно найти общий язык"), что он держит слово, что он надежный партнер.

Может ли Турция вытеснить Россию из Закавказья

"Знаю, что Турция реально заинтересована в том, чтобы это сотрудничество (России и Турции) продолжалось. Знаю, что президент Эрдоган проводит независимую внешнюю политику. Несмотря ни на какое давление, мы с ним в достаточно короткие сроки реализовали проект "Турецкий поток". Мы с Европой до сих пор не можем, годами жуем эту тему, Европа никак не может проявить какую-то элементарную самостоятельность и суверенитет для того, чтобы реализовать абсолютно выгодный для нее проект "Северный поток — 2". Но с Турцией мы сделали это достаточно быстро, несмотря ни на какие окрики. Зная и понимая свои национальные интересы, Эрдоган сказал, что мы это реализуем, и мы это сделали. Так же как и в других областях. Например, в сфере военно-технического сотрудничества. Решила Турция, что им нужна современная система ПВО, а наилучшая система в мире сегодня — это С-400, "Триумф" российского производства, сказал и купил. С таким партнером не просто приятно, с таким партнером надежно работается", - сказал Путин.

Что это — тонкая игра с Анкарой? Нет, это осознанная позиция президента России.

Путин действительно относится к Эрдогану с уважением (и это взаимно) — более того, это один из самых значимых его партнеров на мировой арене. Путин возглавляет Россию 21 год, Эрдоган руководит Турцией 18 лет — и их отношения прошли проверку временем. И даже такими серьезными кризисами, как в 2015-2016 годах, когда турки сбили наш Су-24. У России и Турции, как у двух великих соседних держав, много противоречий — не говоря уже об истории наших отношений с бесконечными войнами XVIII-XIX веков. Но при Путине и Эрдогане две страны научились договариваться — даже там, где это, как в Сирии, было очень непросто сделать. У России и Турции масса совместных проектов — не только выгодных обеим странам, но и поднимающих их вес в мировой политике. Россия и Турция не стратегические союзники — но очень часто стратегические партнеры.

Карабахское обострение: кто пытается втянуть Россию в войну на Кавказе

Партнеры? А как же, например, в Карабахе, в урегулировании ситуации вокруг которого Турция претендует на сравнимый с Россией статус, то есть хочет потеснить в Закавказье нашу страну? Как сказал в пятницу Эрдоган:

"Если Россия хочет принять участие в решении карабахской проблемы, то и Турция считает, что у нее есть не меньшее право принимать такое же участие. <...> Я верю в то, что насколько Россия планирует находиться там ради решения и ради мира, настолько Турция, как и Россия, имеет право находиться тут ради установления мира. <...> Азербайджан справедливо говорит: "Если Армения предлагает Россию, тогда мы предлагаем Турцию". Если честно, я не думаю, чтобы Россия была против этого. Мне об этом ни разу не докладывали. Если кто-то говорит об обратном, они лишь указывают на свое отношение к этом вопросу. Мы решим этот вопрос так же — совместно, как решали вопросы в Сирии".

То есть Эрдоган сравнивает сирийскую (и ливийскую) проблемы с карабахской — ожидая от России такого же отношения. Мол, мы же в Сирии, которая для Турции является зоной жизненных интересов, договорились с Россией, почему бы теперь России не договориться с нами по Закавказью, пойти на уступки?

Подобный подход совершенно неприемлем для России (настроенной на усиление, а не на ослабление своих позиций в Закавказье), поэтому и Москва будет всячески сдерживать рост турецкого влияния в регионе. Однако Путин явно намерен и дальше выстраивать взаимодействие двух стран, которое больше и важнее любых самых сложных противоречий. Почему?

Потому что Россия и Турция — не только две соседние великие державы, но и державы полностью суверенные. И Путин, и Эрдоган относятся к тем немногим мировым лидерам, кто действительно способен самостоятельно определять политику своей страны, руководствуясь при этом исключительно ее национальными интересами. К этой немногочисленной группе "самодержцев" относятся еще Си Цзиньпин и аятолла Хаменеи — лидеры суверенных государств. Причем в отличие от всегда суверенного Китая или уже сорок лет как самостоятельного Ирана Турция достигла почти полного суверенитета именно при Эрдогане, благодаря его курсу, его политике. Путин видит и ценит это — и само по себе это гораздо важнее, чем любые противоречия между нашими странами.

Россия не допустит большой армяно-азербайджанской войны

Потому что с суверенной Турцией и самостоятельным Эрдоганом можно не только обсуждать, но и преодолевать разногласия, находить компромисс по практически любым спорным темам — и в конечном счете делать дело. В отличие, например, от Франции или Японии, с лидерами которых у Путина могут быть прекрасные личные отношения, но они не обладают свободой маневра и возможностью принимать стратегические решения. А Эрдоган, отстаивая турецкие национальные интересы, способен принимать решения — и Путину действительно надежно работать с ним. Причем не только над двусторонними отношениями.

И Турция, и Россия заинтересованы в построении нового мирового порядка, в котором обе страны будут играть большую роль, соответствующую их весу и значению. Эта общая цель гораздо важнее любых конкретных противоречий между двумя державами — и понимание этого как раз и позволяет Путину и Эрдогану выстраивать по-настоящему партнерские отношения. При всем взаимном уважении Путин и Эрдоган не могут быть друзьями, а Россия и Турция не могут быть полноценными союзниками, но стратегически обе страны нужны друг другу. Потому что вместе им проще стать сильнее — а враждуя, на радость общим геополитическим противникам, они лишь ослабят друг друга.

Лавров: Россия не согласна с Турцией по Нагорному Карабаху

Столкновение Турции и России, как и ислама и православия — важнейшая задача для атлантических стратегов. Несамостоятельные или просто недалекие политики во главе наших стран давно бы уже повелись на многочисленные разводки (основанные на вполне реальных противоречиях) наших общих "друзей", сцепившись друг с другом. Но стратегически мыслящие Путин и Эрдоган не поддаются на провокации — и способны стать выше любых противоречий, потому что самостоятельно идут к по-настоящему большой цели. Возрождению величия и силы своих суверенных держав-цивилизаций.

39
Теги:
политика, Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин, Турция, Россия
Акция протеста в Минске после президентских выборов

Беларусь хоронит цветную революцию

195
(обновлено 11:24 23.10.2020)
Белорусская оппозиция настолько невезучая, что имеет все шансы проиграть даже в номинации "Неудачник года"

Против нее играют как не зависящие от нее обстоятельства, так и собственные лидеры, выдающие такие феерические инициативы, что вообще непонятно, как те разгребать без тяжелых репутационных и имиджевых потерь.

В воскресенье истекает срок "ультиматума", предъявленного Александру Лукашенко почти две недели назад Светланой Тихановской. Поскольку ни малейших признаков готовности белорусских властей выполнить его требования не наблюдается, с понедельника, согласно обещанию "президента Светы", Белоруссия должна пасть в хаос общенациональной забастовки, блокировок дорог и обвала продаж в государственных магазинах.

Однако с каждым днем подобное развитие событий выглядит все более фантастическим.

Похоже, это начали подозревать даже в координационном совете оппозиции, который теперь озадачен, как вывернуться из ситуации с наименьшими потерями. Один из его членов, Павел Латушко, заявил, что по мере истечения срока ультиматума, который легким движением руки превратился в "народный", они будут наращивать свою активность. Очень удобная формулировка, предоставляющая широчайшие возможности для интерпретации и при этом не дающая никаких обязательств.

Но все более очевидный провал протестов в Белоруссии было бы неправильным связывать исключительно с внутренними факторами, хотя они, безусловно, играют главную роль.

Белорусской оппозиции (и ее зарубежным кураторам) не повезло затеять свержение власти в момент масштабной дискредитации феномена цветной революции как такового.

Полтора десятилетия он — этот феномен — был реальной угрозой для властей и одновременно вдохновением для оппозиции большого количества стран. Цветные революции считались совершенным и всемогущим оружием для смены неугодных правителей и режимов. Это понятие деморализовало одних и вселяло уверенность в своей скорой победе в других.

Но, наверное, самое главное: в возможности таким способом реально изменить жизнь к лучшему было искренне убеждено огромное количество людей, не имеющих непосредственного отношения к политике.

Ведь цветная революция — это не просто государственный переворот. Она невозможна без заполонивших улицы граждан, аполитичных в обычной ситуации, но резко уверившихся в необходимости немедленной смены власти поперек писаных правил ради светлого будущего. Именно это подтолкнуло десятки и сотни тысяч человек выйти на каирскую площадь Тахрир в 2011-м и на Евромайдан в Киеве в 2013-м.

Кстати, белорусские протесты также могли изначально похвастаться достаточно высокой массовостью. Вот только численность мероприятий неуклонно падает от недели к неделе.

Дело не только в том, что люди устали от безрезультатности своего участия в мероприятиях и лозунг "Лукашенко, уходи", как оказалось, не обладает магической силой изгонять "неправильного" национального лидера. Параллельно с белорусскими событиями в других уголках мира происходят весьма примечательные процессы, которые заставляют граждан республики более трезво оценивать происходящее у себя дома.

Есть Киргизия, которая прямо сейчас переживает третий за 15 лет политический кризис, по отношению к которому применяется ярлык "цветная революция". Мало кто сделал для дискредитации явления больше, чем эта среднеазиатская страна, поскольку главным итогом всех государственных переворотов, сопровождающихся уличными беспорядками и анархией, стало отсутствие перемен к лучшему для киргизского общества.

За месяц до выборов в Бишкеке закрыли все оружейные магазины. Но там до сих пор неплохо управляются и булыжниками с арматурой. Можно было бы сказать, "орудием пролетариата", если бы это был он.

Есть Армения. На фоне нарастающего скепсиса в отношении любых майданов и все более частых их неудач именно ереванские события 2018 года служили образцовым примером бархатной революции, которая во всех отношениях получилась.

Восставший народ во имя демократии, европейского будущего и борьбы с коррупцией успешно снес надоевшую власть, поставил во главе государства того, в кого поверил, — и новому лидеру даже есть чем похвастаться за первые годы работы. Во всяком случае, отсутствие катастрофических результатов, как на Украине или в той же Киргизии, уже может считаться немалым достижением по нынешним временам.

Вот только какой смысл в сделанном народом европейском выборе, побежденных коррупционерах из прежней власти и прогрессивном демократическом лидере, если Армения вновь оказалась в эпицентре очень старого и кровавого конфликта? К тому же даже далекому от политики человеку понятно, что Азербайджан воспользовался демократическими исканиями соседа в своих интересах, результаты чего можно наблюдать сейчас в Нагорном Карабахе.

Термин "цветная революция" подспудно наводит на мысль, что мир представляет собой чудесное, солнечное, дружелюбное место, где люди друг другу братья, — и стоит убрать отдельные вредоносные силы во главе государства, как страна превратится в такой же цветущий сад, живущий в гармонии с окружающими.

Киргизия и Армения для белорусского общества — зримое напоминание, что подобное представление — это иллюзия, не имеющая ни малейшего отношения к действительности ни во внутреннем, ни во внешнеполитическом отношении.

Ничего удивительного, что протесты в Белоруссии последовательно движутся к своему все более неизбежному провалу.

Ну а тем самым республика забьет свой гвоздь в крышку гроба общемирового мифа о цветной революции.

195
Теги:
Беларусь

Трагедия в отеле и столица исчезающего мира: победители конкурса Стенина

0
(обновлено 13:55 24.10.2020)
Международный конкурс фотожурналистики имени Андрея Стенина назвал победителей в награждении 2020 года

Гран-при получил испанский фотограф Луис Тато за серию "Теракт в отеле DusitD2", в которой лаконично и ярко задокументировано трагическое событие на территории гостиничного комплекса в Найроби.

Луис Тато - многократный лауреат конкурса им. Стенина.

Все победившие на конкурсе работы отмечены предельной, на стыке с живописью, визуальной красотой.

Через ее код молодые фотожурналисты хотят озвучить и осмыслить самые острые проблемы современности - от социальных и политических столкновений до вопросов экологии.

Фотоконкурс имени Стенина объявил победителя онлайн-голосования

Конкурс имени Стенина по традиции даст старт международному выставочному турне работ победителей, как только будут сняты ограничения в связи с пандемией. До этого времени фотографии победителей 2020 года можно увидеть в онлайн-формате.

0
  • В серии "Теракт в отеле DusitD2", за которую Луис Тато получил главную награду конкурса, отражено трагическое событие в Найроби, произошедшее в январе 2019 года

  • Снимок британского фотографа Линзи Биллинг "Похороненная справедливость", занявший первое место среди одиночных работ в номинации "Главные новости" конкурса имени Андрея Стенина

  • Лучшей серией в номинации "Главные новости" стала фотографическая роуд-стори француза Жофрэ Гиймара "Южная граница" о долгом пути мигрантов из Центральной Америки, Гаити, Африки, Кубы к "американской мечте"

  • "Жизнь на краю" репортера из Калькутты Сумита Санья, посвященная жителям острова Мусуни, у которого море постепенно отвоевывает сушу, оказалась лучшей одиночной работой в номинации "Моя планета"

  • Воспитанники интерната для детей оленеводов в воркутинском поселке Воргашор стоят около чума в одной из групп учреждения. Среди серий номинации "Моя планета" победу одержали воркутинские хроники "Столица исчезающего мира" Сергея Паршукова

  • В одиночной категории номинации "Портрет. Герой нашего времени" победила фотография россиянина Юрия Смитюка "Остров Врангеля"

  • Лучшей серией работ в номинации "Портрет. Герой нашего времени" жюри сочло историю итальянского журналиста Данило Гарсия Ди Мео "Кватрани". Дети землетрясения"

  • Визуальная фантасмагория турецкого фотографа Шебнем Кошкун, героиня которой, фридрайвер Сахика Эркумен, тренируется в пещере Гилиндире, стала лучшей одиночной работой в спортивной номинации

  • Победу среди спортивных серий одержала фотоистория российского журналиста Павла Волкова об Алексее Талае, чудом выжившем при пожаре от артиллерийского снаряда

  • Фотосерию южноафриканского фотографа Джона Весселса "Эбола: ДР Конго" отметили специальным призом Международного комитета Красного Креста "За гуманитарную фотографию" в номинации "Главные новости"

  • Кадр "Черный прилив в Бразилии" фотожурналиста Леонардо Малафайя Альвеса удостоен специального приза Аль-Маядин ТВ в номинации "Главные новости"

Теги:
фотолента, фото, Международный фотоконкурс им. Андрея Стенина