Американские доллары и китайские юани

"Это как ядерное оружие": США придумали, как наказать Китай

284
(обновлено 12:16 10.07.2020)
Финансовые аналитики планеты с замиранием сердца и напряженными нервами следят за новым этапом использования доллара США в качестве "геополитической дубинки"

На этот раз под горячую руку Вашингтона может попасть Гонконг. Руководствуясь принципом "так не доставайся же ты никому!", Госдеп (по крайней мере, так утверждают источники американских СМИ) рассматривает серьезную финансовую атаку на экономику Гонконга с целью обрушить его монетарную систему для того, чтобы отомстить Китаю за принятие "закона о национальной безопасности", направленного против проамериканских сепаратистов.

С точки зрения интересов США схема атаки в некоторой степени выглядит логично и может показаться очень привлекательной наиболее агрессивному сегменту администрации Дональда Трампа. Логика следующая: если обрушить монетарную и финансовую систему Гонконга, то город не сможет адекватно выполнять свою функцию азиатского финансового центра и погрузится в нищету и, возможно, даже в массовые беспорядки.

В этом случае Госдеп сможет говорить, что председатель Си был адекватно наказан за его действия, направленные против "демократических протестующих" (совсем недавно просивших Трампа им помочь), а также подчеркивать, указывая на уничтоженную жемчужину китайской экономики, что с США лучше не конфликтовать.

В качестве инструмента атаки, по сообщению агентства деловой информации Bloomberg, советники госсекретаря Майка Помпео предлагают использовать валютный рынок и санкции.

Суть схемы: курс гонконгского доллара еще с 1983 года привязан к доллару США, и Hong Kong Monetary Authority (своего рода Центральный банк Гонконга) все эти годы держал курс в рамках сравнительно узкого коридора вокруг уровня 7,8 гонконгского доллара за один американский доллар, и вот именно этот коридор предлагается сломать.

Стоит учитывать, что для Гонконга очень важно, чтобы курс местного доллара был очень стабильным, так как огромные финансовые потоки, многочисленные сделки с акциями, облигациями, деривативными финансовыми инструментами, а также большое количество самых разных долгосрочных импортных и экспортных контрактов были заключены и до сих пор заключаются, исходя из железной уверенности участников финансовых рынков и внешнеэкономической деятельности (не только в Азии, а по всему миру) в том, что гонконгский доллар - это стабильная валюта, которая просто не может отклониться от своего почти фиксированного курса.

Чтобы курс можно было "держать", гонконгскому Центральному банку нужно иметь возможность покупать доллары, делая это напрямую или через местные коммерческие банки. Именно эту возможность советники Помпео предлагают перекрыть санкциями.

Старший экономист банка BBVA Hong Kong, у которого агентство Bloomberg поинтересовалось впечатлениями по поводу этого плана, сказал, что это напоминает "финансовое ядерное оружие".

Возможно, это слишком эмоциональное сравнение, но последствия действительно будут серьезными: обеспечение валютного коридора требует возможности пополнять долларовые резервы Гонконга, и если это невозможно будет делать, то постепенно при каждом обмене (а он после таких санкций будет возможен только в одну сторону) гонконгских долларов на американские доллары резервы будут таять до тех пор, пока не закончатся, обрушив тем самым валютную систему этого важного китайского финансового центра.

Уже сейчас можно рассчитать несколько очевидных контрмер, которые могут принять власти КНР в ответ на этот акт финансовой агрессии. Даже если всем гонконгским банкам запретят покупать доллары, то доллары им сможет поставлять банковская система (а в крайнем случае конкретно Минфин или ЦБ) материкового Китая. Понятно, что для того, чтобы "дожать" Китай, Госдеп может попробовать полностью отключить этот специальный административный район КНР и всю его финансовую систему от долларовых транзакций, что, безусловно, нанесет ему колоссальный экономический ущерб - как минимум из-за панического бегства иностранных частных инвесторов, банков и инвестиционных фондов с гонконгского рынка.

И в этом случае у Китая будет ответный ход в плане эскалации - подключить всю эту систему к китайской материковой, поставив администрацию Трампа, а также сенаторов и конгрессменов перед выбором: или запретить вообще всем китайским банкам, китайскому Минфину и Центральному банку доступ к долларовой системе, или остановиться на достигнутом и просто признать, что Гонконг они "догрызть" не смогут.

Если будет выбран вариант "отключить весь Китай", - то это уже полноценная валютная война, большие проблемы для американского импорта из Китая (а США зависят от китайского импорта во многих ключевых областях, включая даже банальные медикаменты) и практически неизбежные ответные действия Пекина, который будет использовать свой триллионный пакет американских государственных облигаций, чтобы устроить пусть локальный, но хаос на рынке американского госдолга.

Более того, в этом сценарии эскалации произошла бы эдакая принудительная (и безусловно, крайне болезненная и дорогая) дедолларизация всего китайского экспорта (да и финансовых рынков в целом), что, в свою очередь, сократило бы мировой спрос на доллары США и ударило бы бумерангом по американской монетарной системе. Кэри Ли, экономист сингапурского банка OCBC Wing Hang Bank, указывает именно на этот риск:

В очередной раз аналитики предсказывают скорое обвальное падение доллара. На этот раз "американец" может не устоять на фоне ослабления мирового спроса и негативного прогноза для экономики США, следует из проведенного Reuters опроса.
"Гонконг является третьим по величине в мире центром торгов в долларах США, что означает, что если гонконгский доллар не будет привязан к доллару США, это будет неблагоприятно для самих США из-за ограничения количества транзакций в долларах США и понизит доверие инвесторов к американской валюте".

Впрочем, Вашингтон уже не раз демонстрировал готовность идти на такие меры, последствия которых будут негативными даже для американской экономики, вероятно, руководствуясь желанием прежде всего нанести максимальный ущерб своим геополитическим оппонентам. Но в этом случае, скорее всего, план "обрушения" гонконгской валюты так и останется на бумаге в сейфе Майка Помпео - в той же папке, в которой лежит план военного нападения на Иран.

Наиболее же вероятный сценарий "наказания Китая за Гонконг", возможно, будет выглядеть так: под точечные санкции попадут несколько ключевых гонконгских банков, включая таких гигантов, как Standard Chartered Hong Kong и HSBC, что, бесспорно, нанесет ущерб самим банкам, репутации Гонконга как финансового центра и акционерам банков, но вот на дальнейшую эскалацию Вашингтон сейчас не пойдет.

По крайней мере, до американских президентских выборов. И даже такой сценарий, как ни странно, тоже нанесет ущерб США, независимо от того, что сами американцы думают по этому поводу.

Чем больше банков и финансовых структур из разных стран будет вынесено за скобки долларовой системы, тем быстрее эти банки и финансовые структуры, которым уже нечего терять, объединятся в рамках некой альтернативной системы, которая в будущем станет реальной и очень опасной альтернативой для системы, построенной на базе доллара и Федрезерва США. И вот эту страшную угрозу для американской национальной безопасности и финансовой гегемонии Госдеп сейчас постепенно создает своими собственными руками.

284
Теги:
Китай, США

Почему Путин назвал Эрдогана надежным партнером

41
Война в Карабахе беспокоит Россию — не только из-за близких отношений с обеими враждующими сторонами, но и из-за позиции Турции

Анкара открыто поддержала Баку в попытке военного решения спора — что не могло не вызвать в России тревоги по поводу "турецкой угрозы" и споров о российско-турецких отношениях. Турция не скрывает своих экспансионистских планов, а ведь мы с ней столько раз воевали в прошлом, да и сейчас у нас масса противоречий. А еще Турция видит себя лидером исламского мира — и это касается уже не только мусульман бывшего СССР, но и мусульман России.

В общем, в России распространена точка зрения: бойтесь турка и не верьте турку — только и ждет момента, чтобы ударить в спину и отыграться на России за все поражения и потери прошлых веков. Поэтому никаких стратегических отношений с Турцией быть не может — а лучше вообще вести себя с Эрдоганом жестко и грубо, не спускать ему ничего и давить на Турцию по всем фронтам.

Эта точка зрения особо популярна в периоды обострения российско-турецких противоречий. Достается и нашим властям — ну что за мягкотелость и невнятность, учитесь у тех же турок отстаивать свои национальные интересы громко и внятно. Эх, нет у нас защитников, пропала Россия...

И вот на этом фоне Владимир Путин, выступая в четверг на заседании клуба "Валдай", отмечает важность развития российско-турецких отношений. Признавая, что позиции двух стран часто расходятся, Путин отметил, что с Эрдоганом всегда можно договориться ("как бы жестко ни выглядела позиция президента Эрдогана, я знаю, что он при всем при том человек гибкий, с ним можно найти общий язык"), что он держит слово, что он надежный партнер.

Может ли Турция вытеснить Россию из Закавказья

"Знаю, что Турция реально заинтересована в том, чтобы это сотрудничество (России и Турции) продолжалось. Знаю, что президент Эрдоган проводит независимую внешнюю политику. Несмотря ни на какое давление, мы с ним в достаточно короткие сроки реализовали проект "Турецкий поток". Мы с Европой до сих пор не можем, годами жуем эту тему, Европа никак не может проявить какую-то элементарную самостоятельность и суверенитет для того, чтобы реализовать абсолютно выгодный для нее проект "Северный поток — 2". Но с Турцией мы сделали это достаточно быстро, несмотря ни на какие окрики. Зная и понимая свои национальные интересы, Эрдоган сказал, что мы это реализуем, и мы это сделали. Так же как и в других областях. Например, в сфере военно-технического сотрудничества. Решила Турция, что им нужна современная система ПВО, а наилучшая система в мире сегодня — это С-400, "Триумф" российского производства, сказал и купил. С таким партнером не просто приятно, с таким партнером надежно работается", - сказал Путин.

Что это — тонкая игра с Анкарой? Нет, это осознанная позиция президента России.

Путин действительно относится к Эрдогану с уважением (и это взаимно) — более того, это один из самых значимых его партнеров на мировой арене. Путин возглавляет Россию 21 год, Эрдоган руководит Турцией 18 лет — и их отношения прошли проверку временем. И даже такими серьезными кризисами, как в 2015-2016 годах, когда турки сбили наш Су-24. У России и Турции, как у двух великих соседних держав, много противоречий — не говоря уже об истории наших отношений с бесконечными войнами XVIII-XIX веков. Но при Путине и Эрдогане две страны научились договариваться — даже там, где это, как в Сирии, было очень непросто сделать. У России и Турции масса совместных проектов — не только выгодных обеим странам, но и поднимающих их вес в мировой политике. Россия и Турция не стратегические союзники — но очень часто стратегические партнеры.

Карабахское обострение: кто пытается втянуть Россию в войну на Кавказе

Партнеры? А как же, например, в Карабахе, в урегулировании ситуации вокруг которого Турция претендует на сравнимый с Россией статус, то есть хочет потеснить в Закавказье нашу страну? Как сказал в пятницу Эрдоган:

"Если Россия хочет принять участие в решении карабахской проблемы, то и Турция считает, что у нее есть не меньшее право принимать такое же участие. <...> Я верю в то, что насколько Россия планирует находиться там ради решения и ради мира, настолько Турция, как и Россия, имеет право находиться тут ради установления мира. <...> Азербайджан справедливо говорит: "Если Армения предлагает Россию, тогда мы предлагаем Турцию". Если честно, я не думаю, чтобы Россия была против этого. Мне об этом ни разу не докладывали. Если кто-то говорит об обратном, они лишь указывают на свое отношение к этом вопросу. Мы решим этот вопрос так же — совместно, как решали вопросы в Сирии".

То есть Эрдоган сравнивает сирийскую (и ливийскую) проблемы с карабахской — ожидая от России такого же отношения. Мол, мы же в Сирии, которая для Турции является зоной жизненных интересов, договорились с Россией, почему бы теперь России не договориться с нами по Закавказью, пойти на уступки?

Подобный подход совершенно неприемлем для России (настроенной на усиление, а не на ослабление своих позиций в Закавказье), поэтому и Москва будет всячески сдерживать рост турецкого влияния в регионе. Однако Путин явно намерен и дальше выстраивать взаимодействие двух стран, которое больше и важнее любых самых сложных противоречий. Почему?

Потому что Россия и Турция — не только две соседние великие державы, но и державы полностью суверенные. И Путин, и Эрдоган относятся к тем немногим мировым лидерам, кто действительно способен самостоятельно определять политику своей страны, руководствуясь при этом исключительно ее национальными интересами. К этой немногочисленной группе "самодержцев" относятся еще Си Цзиньпин и аятолла Хаменеи — лидеры суверенных государств. Причем в отличие от всегда суверенного Китая или уже сорок лет как самостоятельного Ирана Турция достигла почти полного суверенитета именно при Эрдогане, благодаря его курсу, его политике. Путин видит и ценит это — и само по себе это гораздо важнее, чем любые противоречия между нашими странами.

Россия не допустит большой армяно-азербайджанской войны

Потому что с суверенной Турцией и самостоятельным Эрдоганом можно не только обсуждать, но и преодолевать разногласия, находить компромисс по практически любым спорным темам — и в конечном счете делать дело. В отличие, например, от Франции или Японии, с лидерами которых у Путина могут быть прекрасные личные отношения, но они не обладают свободой маневра и возможностью принимать стратегические решения. А Эрдоган, отстаивая турецкие национальные интересы, способен принимать решения — и Путину действительно надежно работать с ним. Причем не только над двусторонними отношениями.

И Турция, и Россия заинтересованы в построении нового мирового порядка, в котором обе страны будут играть большую роль, соответствующую их весу и значению. Эта общая цель гораздо важнее любых конкретных противоречий между двумя державами — и понимание этого как раз и позволяет Путину и Эрдогану выстраивать по-настоящему партнерские отношения. При всем взаимном уважении Путин и Эрдоган не могут быть друзьями, а Россия и Турция не могут быть полноценными союзниками, но стратегически обе страны нужны друг другу. Потому что вместе им проще стать сильнее — а враждуя, на радость общим геополитическим противникам, они лишь ослабят друг друга.

Лавров: Россия не согласна с Турцией по Нагорному Карабаху

Столкновение Турции и России, как и ислама и православия — важнейшая задача для атлантических стратегов. Несамостоятельные или просто недалекие политики во главе наших стран давно бы уже повелись на многочисленные разводки (основанные на вполне реальных противоречиях) наших общих "друзей", сцепившись друг с другом. Но стратегически мыслящие Путин и Эрдоган не поддаются на провокации — и способны стать выше любых противоречий, потому что самостоятельно идут к по-настоящему большой цели. Возрождению величия и силы своих суверенных держав-цивилизаций.

41
Теги:
политика, Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин, Турция, Россия
Акция протеста в Минске после президентских выборов

Беларусь хоронит цветную революцию

195
(обновлено 11:24 23.10.2020)
Белорусская оппозиция настолько невезучая, что имеет все шансы проиграть даже в номинации "Неудачник года"

Против нее играют как не зависящие от нее обстоятельства, так и собственные лидеры, выдающие такие феерические инициативы, что вообще непонятно, как те разгребать без тяжелых репутационных и имиджевых потерь.

В воскресенье истекает срок "ультиматума", предъявленного Александру Лукашенко почти две недели назад Светланой Тихановской. Поскольку ни малейших признаков готовности белорусских властей выполнить его требования не наблюдается, с понедельника, согласно обещанию "президента Светы", Белоруссия должна пасть в хаос общенациональной забастовки, блокировок дорог и обвала продаж в государственных магазинах.

Однако с каждым днем подобное развитие событий выглядит все более фантастическим.

Похоже, это начали подозревать даже в координационном совете оппозиции, который теперь озадачен, как вывернуться из ситуации с наименьшими потерями. Один из его членов, Павел Латушко, заявил, что по мере истечения срока ультиматума, который легким движением руки превратился в "народный", они будут наращивать свою активность. Очень удобная формулировка, предоставляющая широчайшие возможности для интерпретации и при этом не дающая никаких обязательств.

Но все более очевидный провал протестов в Белоруссии было бы неправильным связывать исключительно с внутренними факторами, хотя они, безусловно, играют главную роль.

Белорусской оппозиции (и ее зарубежным кураторам) не повезло затеять свержение власти в момент масштабной дискредитации феномена цветной революции как такового.

Полтора десятилетия он — этот феномен — был реальной угрозой для властей и одновременно вдохновением для оппозиции большого количества стран. Цветные революции считались совершенным и всемогущим оружием для смены неугодных правителей и режимов. Это понятие деморализовало одних и вселяло уверенность в своей скорой победе в других.

Но, наверное, самое главное: в возможности таким способом реально изменить жизнь к лучшему было искренне убеждено огромное количество людей, не имеющих непосредственного отношения к политике.

Ведь цветная революция — это не просто государственный переворот. Она невозможна без заполонивших улицы граждан, аполитичных в обычной ситуации, но резко уверившихся в необходимости немедленной смены власти поперек писаных правил ради светлого будущего. Именно это подтолкнуло десятки и сотни тысяч человек выйти на каирскую площадь Тахрир в 2011-м и на Евромайдан в Киеве в 2013-м.

Кстати, белорусские протесты также могли изначально похвастаться достаточно высокой массовостью. Вот только численность мероприятий неуклонно падает от недели к неделе.

Дело не только в том, что люди устали от безрезультатности своего участия в мероприятиях и лозунг "Лукашенко, уходи", как оказалось, не обладает магической силой изгонять "неправильного" национального лидера. Параллельно с белорусскими событиями в других уголках мира происходят весьма примечательные процессы, которые заставляют граждан республики более трезво оценивать происходящее у себя дома.

Есть Киргизия, которая прямо сейчас переживает третий за 15 лет политический кризис, по отношению к которому применяется ярлык "цветная революция". Мало кто сделал для дискредитации явления больше, чем эта среднеазиатская страна, поскольку главным итогом всех государственных переворотов, сопровождающихся уличными беспорядками и анархией, стало отсутствие перемен к лучшему для киргизского общества.

За месяц до выборов в Бишкеке закрыли все оружейные магазины. Но там до сих пор неплохо управляются и булыжниками с арматурой. Можно было бы сказать, "орудием пролетариата", если бы это был он.

Есть Армения. На фоне нарастающего скепсиса в отношении любых майданов и все более частых их неудач именно ереванские события 2018 года служили образцовым примером бархатной революции, которая во всех отношениях получилась.

Восставший народ во имя демократии, европейского будущего и борьбы с коррупцией успешно снес надоевшую власть, поставил во главе государства того, в кого поверил, — и новому лидеру даже есть чем похвастаться за первые годы работы. Во всяком случае, отсутствие катастрофических результатов, как на Украине или в той же Киргизии, уже может считаться немалым достижением по нынешним временам.

Вот только какой смысл в сделанном народом европейском выборе, побежденных коррупционерах из прежней власти и прогрессивном демократическом лидере, если Армения вновь оказалась в эпицентре очень старого и кровавого конфликта? К тому же даже далекому от политики человеку понятно, что Азербайджан воспользовался демократическими исканиями соседа в своих интересах, результаты чего можно наблюдать сейчас в Нагорном Карабахе.

Термин "цветная революция" подспудно наводит на мысль, что мир представляет собой чудесное, солнечное, дружелюбное место, где люди друг другу братья, — и стоит убрать отдельные вредоносные силы во главе государства, как страна превратится в такой же цветущий сад, живущий в гармонии с окружающими.

Киргизия и Армения для белорусского общества — зримое напоминание, что подобное представление — это иллюзия, не имеющая ни малейшего отношения к действительности ни во внутреннем, ни во внешнеполитическом отношении.

Ничего удивительного, что протесты в Белоруссии последовательно движутся к своему все более неизбежному провалу.

Ну а тем самым республика забьет свой гвоздь в крышку гроба общемирового мифа о цветной революции.

195
Теги:
Беларусь
Мужчине измеряют температуру тела

На шаг впереди: представитель ВОЗ Таджикистана оценила меры по борьбе с COVID-19

8
(обновлено 14:13 24.10.2020)
Как ограничительные меры помогают при борьбе с пандемией коронавируса, рассказала глава представительства ВОЗ в Таджикистане Бахтыгуль Каррыева

ДУШАНБЕ, 24 окт — Sputnik. Опыт и знания о COVID-19 помогают принимать оптимальные меры по борьбе с коронавирусом, отметила представитель ВОЗ в Таджикистане Бахтыгуль Каррыева в диалоге с Sputnik Таджикистан.

"Меры, которые уже действуют или предлагаются в настоящее время, являются реакцией на сложившуюся ситуацию и призваны предвидеть возможные ее ухудшения. Эти меры нужны для того, чтобы спасать человеческие жизни от COVID-19, при этом не подвергая людей риску, связанному с другими болезнями и с экономическим спадом", - заметила представитель ВОЗ.

Каррыева отметила, что в странах Европы ограничения ужесточаются, и это соразмерно росту заболеваемости коронавирусом.

"Меры общественного здравоохранения и социальные меры остаются краеугольным камнем сдерживания: их необходимо осуществлять систематически, уделяя особое внимание усилению отслеживания контактов.  Местные органы власти и сообщества должны быть полностью вовлечены в ответные меры - ключевую роль играет подход всего правительства и всего общества. Мы должны быть на шаг впереди", - добавила Каррыева.

Власти Худжанда ужесточают правила проведения свадеб: новые меры

Представитель ВОЗ заключила, что в странах по-прежнему нужно предпринимать действия, направленные на то, чтобы разорвать цепочки передачи вируса и сохранить как можно больше жизней: активное выявление случаев, кластерные расследования, изоляцию и уход за всеми случаями, карантин контактов, поддержку и защиту медицинских работников, и защиту особо уязвимых.

Рассадники COVID-19: в Худжанде закрыли несколько ночных клубов

Каррыева выразила надежду на то, что в ближайшее время меры по борьбе с распространением коронавируса будут дополнены новыми средствами профилактики и лечения, включая вакцины.

8
Теги:
коронавирус, ВОЗ, Таджикистан
Темы:
Коронавирус в Таджикистане: последние новости