Невероятный мир Афганистана: чем закончится "братание" Пентагона с "Талибаном"

579
(обновлено 11:49 13.07.2020)
Заключив соглашение с талибами, Соединенные Штаты вынуждены диалектически "облагораживать" средневековое террористическое движение, закрывать глаза на череду преступлений – вопреки интересам афганского народа и лояльного Вашингтону правительства в Кабуле

Командующий Центральным командованием США (CENTCOM) Кеннет Маккензи 10 июня в Вашингтоне заявил, что талибы никогда не угрожали Соединенным Штатам. Якобы 19 лет боевых действий американской армии на территории Афганистана объясняются лишь присутствием там боевиков ИГ* и "Аль-Каиды"*. Маккензи уточнил, что талибы "совсем не друзья ИГ", и затруднился охарактеризовать отношения "Талибана"* с "Аль-Каидой".

Между тем, из недавнего доклада ООН следует, что после заключенного 29 февраля соглашения с американцами талибы сохраняют с "Аль-Каидой" тесные контакты, основанные на "дружбе, истории совместного сопротивления, идеологической симпатии и установлении родственных связей".

"Талибан" заявил, что США и Афганистан нарушили соглашение о мире

В ходе переговоров с Соединенными Штатами талибы регулярно консультировались с "Аль-Каидой", и гарантировали, что "исторические узы" будут уважаться и впредь. В свою очередь "Аль-Каида" положительно оценила подписанное в Катаре американо-талибское соглашение, трактуя его как победу движения "Талибан" и "общего дела".

Очевидно, для продолжения и развития мирного урегулирования в Афганистане талибы и другие представители непримиримой оппозиции (в стране более тридцати вооруженных группировок разного толка) должны навсегда "отмежеваться" от одиозной "Аль-Каиды". Вроде бы, вариантов быть не может.

Однако руководство "Талибана" негативно отреагировало на доклад ООН, усмотрев лишь признаки утраты авторитета и компетентности международной организации: "В целом, этот доклад призван подорвать и разрушить соглашение, которое достигнуто между Исламским Эмиратом ("Талибаном" – Sputnik) и Соединенными Штатами, и которое является важным инструментом и средством прекращения войны в Афганистане".

На наших глазах происходит передергивание фактов и подмена понятий, которые неизбежно приведут к новому витку гражданской войны в Афганистане, создадут новые угрозы соседним странам Центральной Азии. Степень взвешенности, конструктивности и реалистичности соглашения американцев с талибами вызывала сомнения изначально.

Разрушение устоев

"Талибан" стремится к власти, предпочитает на этом пути военные средства, и ощущает себя основой некоего нового государства. Упомянутый талибами "эмират" – форма правления исламского государства, возглавляемого эмиром (власть предается по наследству). Слово "эмират" тождественно (равнозначно) с понятиями Халифат, Султанат и Имамат, но многих афганцев подобные перспективы не радуют. До сего дня Афганистан – Исламская Республика, в которой народ выбирает президента и депутатов парламента.

Власти Афганистана и "Талибан" договорились о начале обмена пленными

Талибы обещали не стрелять в американцев и их союзников по НАТО, но всю весну совершали в среднем 30 вооруженных нападений в день (в разных провинциях). По данным The New York Times, в первые три дня июня на территории Афганистана были убиты 28 бойцов местных сил безопасности и 33 мирных жителя.

Хроника боестолкновений свидетельствует о полном пренебрежении к судьбе афганского народа, росте террористических угроз и условном характере мирных договоренностей "Талибана" с Соединенными Штатами. Стрельба в формате "внутриполитического диалога" препятствует реальному миру и выводу американских войск, ради которого и были предприняты шаги по легитимизации талибов.

На этом фоне афганская администрация готовится к переговорам с талибами в Катаре. Делегацию возглавит Абдулла Абдулла, руководитель Высшего совета по национальному примирению Афганистана и давний противник "Талибана". Вашингтон угрожает лишить Кабул финансовой поддержки, и принуждает к взаимодействию, напоминающему серию односторонних уступок и капитуляцию.

Если стороны выполнят обязательства по освобождению пленных, из тюрем выйдут более 5000 талибов, и всего 1000 захваченных в плен военнослужащих и сотрудников сил безопасности. Явно неравноценный "обмен", с вполне предсказуемыми последствиями. К началу июня свободу получили 2700 талибов и 420 афганских силовиков.

Угрозы соседям

Попытки вывести террористическую активность той или иной влиятельной группировки в политическую плоскость, и создать иллюзию легитимности ни к чему хорошему не приведут. Талибы по-прежнему генерируют значительную военную опасность и контролируют наркотрафик планетарного масштаба.

Ситуация парадоксального "братания" Пентагона с "Талибаном" крайне неустойчива, и совершенно бесперспективна. Ресурсы сторон для поддержки иллюзии мирного процесса ограничены, новый кризис неизбежен. Поэтому Россия всячески содействует укреплению границ и военной безопасности центральноазиатских союзников – Таджикистана, Узбекистана, Кыргызстана и Казахстана.

Растущее влияние военно-религиозного движения и эскалация насилия в Афганистане угрожают соседним странам региона. Ранее талибы атаковали блокпосты правительственных сил в уезде Янги-Кала, вблизи афганско-таджикской границы – погибли семеро бойцов самообороны, и двое получили ранения. Афганские силы безопасности отмечают активизацию таджикских боевиков на севере страны. Обстановка требует от стран ОДКБ и Узбекистана критичного анализа, адекватного реагирования, укрепления южных рубежей.

Структура "Талибана" неоднородна, появилась фракция боевиков, выступающая категорически против мирных договоренностей с США. До недавнего времени все талибы утверждали, что не станут вести переговоры с "марионеточным режимом" президента Ашрафа Гани. Баланс интересов кем-то регулируется.

В сложной региональной конфигурации отношений необходимо учитывать позицию отдельных соседей, традиционно незаинтересованных в мире на афганской земле, поддерживающих группировки талибов оружием, ресурсами и жильем их семьи. По данным Пентагона, юго-западная пакистанская провинция Белуджистан сегодня является для талибов базовой и опорной, то есть группировка давно вышла за пределы Афганистана географически, и трансформировалась в международную по сути.

Вашингтон начал серию военных операций против "Талибана" в 2001 году – за укрывательство родственной террористической группировки "Аль-Каида" (после терактов в США 11 сентября). За столом переговоров официальные представители Соединенных Штатов и "Талибана" оказались через 18 лет боевых действий, и 29 февраля в Дохе (Катар) подписали соглашение о мире, которое предусматривает поэтапное сокращение численности американских войск в Афганистане (до нуля). При условии, что талибы воздержатся от насилия, и примирятся с официальным Кабулом. Вооруженный конфликт в Афганистане продолжается.

* – террористические организации, запрещенные в России и ряде других стран

579
Теги:
"Талибан", Афганистан
Темы:
Афганистан: новости и события (1214)

Почему Путин назвал Эрдогана надежным партнером

56
Война в Карабахе беспокоит Россию — не только из-за близких отношений с обеими враждующими сторонами, но и из-за позиции Турции

Анкара открыто поддержала Баку в попытке военного решения спора — что не могло не вызвать в России тревоги по поводу "турецкой угрозы" и споров о российско-турецких отношениях. Турция не скрывает своих экспансионистских планов, а ведь мы с ней столько раз воевали в прошлом, да и сейчас у нас масса противоречий. А еще Турция видит себя лидером исламского мира — и это касается уже не только мусульман бывшего СССР, но и мусульман России.

В общем, в России распространена точка зрения: бойтесь турка и не верьте турку — только и ждет момента, чтобы ударить в спину и отыграться на России за все поражения и потери прошлых веков. Поэтому никаких стратегических отношений с Турцией быть не может — а лучше вообще вести себя с Эрдоганом жестко и грубо, не спускать ему ничего и давить на Турцию по всем фронтам.

Эта точка зрения особо популярна в периоды обострения российско-турецких противоречий. Достается и нашим властям — ну что за мягкотелость и невнятность, учитесь у тех же турок отстаивать свои национальные интересы громко и внятно. Эх, нет у нас защитников, пропала Россия...

И вот на этом фоне Владимир Путин, выступая в четверг на заседании клуба "Валдай", отмечает важность развития российско-турецких отношений. Признавая, что позиции двух стран часто расходятся, Путин отметил, что с Эрдоганом всегда можно договориться ("как бы жестко ни выглядела позиция президента Эрдогана, я знаю, что он при всем при том человек гибкий, с ним можно найти общий язык"), что он держит слово, что он надежный партнер.

Может ли Турция вытеснить Россию из Закавказья

"Знаю, что Турция реально заинтересована в том, чтобы это сотрудничество (России и Турции) продолжалось. Знаю, что президент Эрдоган проводит независимую внешнюю политику. Несмотря ни на какое давление, мы с ним в достаточно короткие сроки реализовали проект "Турецкий поток". Мы с Европой до сих пор не можем, годами жуем эту тему, Европа никак не может проявить какую-то элементарную самостоятельность и суверенитет для того, чтобы реализовать абсолютно выгодный для нее проект "Северный поток — 2". Но с Турцией мы сделали это достаточно быстро, несмотря ни на какие окрики. Зная и понимая свои национальные интересы, Эрдоган сказал, что мы это реализуем, и мы это сделали. Так же как и в других областях. Например, в сфере военно-технического сотрудничества. Решила Турция, что им нужна современная система ПВО, а наилучшая система в мире сегодня — это С-400, "Триумф" российского производства, сказал и купил. С таким партнером не просто приятно, с таким партнером надежно работается", - сказал Путин.

Что это — тонкая игра с Анкарой? Нет, это осознанная позиция президента России.

Путин действительно относится к Эрдогану с уважением (и это взаимно) — более того, это один из самых значимых его партнеров на мировой арене. Путин возглавляет Россию 21 год, Эрдоган руководит Турцией 18 лет — и их отношения прошли проверку временем. И даже такими серьезными кризисами, как в 2015-2016 годах, когда турки сбили наш Су-24. У России и Турции, как у двух великих соседних держав, много противоречий — не говоря уже об истории наших отношений с бесконечными войнами XVIII-XIX веков. Но при Путине и Эрдогане две страны научились договариваться — даже там, где это, как в Сирии, было очень непросто сделать. У России и Турции масса совместных проектов — не только выгодных обеим странам, но и поднимающих их вес в мировой политике. Россия и Турция не стратегические союзники — но очень часто стратегические партнеры.

Карабахское обострение: кто пытается втянуть Россию в войну на Кавказе

Партнеры? А как же, например, в Карабахе, в урегулировании ситуации вокруг которого Турция претендует на сравнимый с Россией статус, то есть хочет потеснить в Закавказье нашу страну? Как сказал в пятницу Эрдоган:

"Если Россия хочет принять участие в решении карабахской проблемы, то и Турция считает, что у нее есть не меньшее право принимать такое же участие. <...> Я верю в то, что насколько Россия планирует находиться там ради решения и ради мира, настолько Турция, как и Россия, имеет право находиться тут ради установления мира. <...> Азербайджан справедливо говорит: "Если Армения предлагает Россию, тогда мы предлагаем Турцию". Если честно, я не думаю, чтобы Россия была против этого. Мне об этом ни разу не докладывали. Если кто-то говорит об обратном, они лишь указывают на свое отношение к этом вопросу. Мы решим этот вопрос так же — совместно, как решали вопросы в Сирии".

То есть Эрдоган сравнивает сирийскую (и ливийскую) проблемы с карабахской — ожидая от России такого же отношения. Мол, мы же в Сирии, которая для Турции является зоной жизненных интересов, договорились с Россией, почему бы теперь России не договориться с нами по Закавказью, пойти на уступки?

Подобный подход совершенно неприемлем для России (настроенной на усиление, а не на ослабление своих позиций в Закавказье), поэтому и Москва будет всячески сдерживать рост турецкого влияния в регионе. Однако Путин явно намерен и дальше выстраивать взаимодействие двух стран, которое больше и важнее любых самых сложных противоречий. Почему?

Потому что Россия и Турция — не только две соседние великие державы, но и державы полностью суверенные. И Путин, и Эрдоган относятся к тем немногим мировым лидерам, кто действительно способен самостоятельно определять политику своей страны, руководствуясь при этом исключительно ее национальными интересами. К этой немногочисленной группе "самодержцев" относятся еще Си Цзиньпин и аятолла Хаменеи — лидеры суверенных государств. Причем в отличие от всегда суверенного Китая или уже сорок лет как самостоятельного Ирана Турция достигла почти полного суверенитета именно при Эрдогане, благодаря его курсу, его политике. Путин видит и ценит это — и само по себе это гораздо важнее, чем любые противоречия между нашими странами.

Россия не допустит большой армяно-азербайджанской войны

Потому что с суверенной Турцией и самостоятельным Эрдоганом можно не только обсуждать, но и преодолевать разногласия, находить компромисс по практически любым спорным темам — и в конечном счете делать дело. В отличие, например, от Франции или Японии, с лидерами которых у Путина могут быть прекрасные личные отношения, но они не обладают свободой маневра и возможностью принимать стратегические решения. А Эрдоган, отстаивая турецкие национальные интересы, способен принимать решения — и Путину действительно надежно работать с ним. Причем не только над двусторонними отношениями.

И Турция, и Россия заинтересованы в построении нового мирового порядка, в котором обе страны будут играть большую роль, соответствующую их весу и значению. Эта общая цель гораздо важнее любых конкретных противоречий между двумя державами — и понимание этого как раз и позволяет Путину и Эрдогану выстраивать по-настоящему партнерские отношения. При всем взаимном уважении Путин и Эрдоган не могут быть друзьями, а Россия и Турция не могут быть полноценными союзниками, но стратегически обе страны нужны друг другу. Потому что вместе им проще стать сильнее — а враждуя, на радость общим геополитическим противникам, они лишь ослабят друг друга.

Лавров: Россия не согласна с Турцией по Нагорному Карабаху

Столкновение Турции и России, как и ислама и православия — важнейшая задача для атлантических стратегов. Несамостоятельные или просто недалекие политики во главе наших стран давно бы уже повелись на многочисленные разводки (основанные на вполне реальных противоречиях) наших общих "друзей", сцепившись друг с другом. Но стратегически мыслящие Путин и Эрдоган не поддаются на провокации — и способны стать выше любых противоречий, потому что самостоятельно идут к по-настоящему большой цели. Возрождению величия и силы своих суверенных держав-цивилизаций.

56
Теги:
политика, Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин, Турция, Россия
Акция протеста в Минске после президентских выборов

Беларусь хоронит цветную революцию

197
(обновлено 11:24 23.10.2020)
Белорусская оппозиция настолько невезучая, что имеет все шансы проиграть даже в номинации "Неудачник года"

Против нее играют как не зависящие от нее обстоятельства, так и собственные лидеры, выдающие такие феерические инициативы, что вообще непонятно, как те разгребать без тяжелых репутационных и имиджевых потерь.

В воскресенье истекает срок "ультиматума", предъявленного Александру Лукашенко почти две недели назад Светланой Тихановской. Поскольку ни малейших признаков готовности белорусских властей выполнить его требования не наблюдается, с понедельника, согласно обещанию "президента Светы", Белоруссия должна пасть в хаос общенациональной забастовки, блокировок дорог и обвала продаж в государственных магазинах.

Однако с каждым днем подобное развитие событий выглядит все более фантастическим.

Похоже, это начали подозревать даже в координационном совете оппозиции, который теперь озадачен, как вывернуться из ситуации с наименьшими потерями. Один из его членов, Павел Латушко, заявил, что по мере истечения срока ультиматума, который легким движением руки превратился в "народный", они будут наращивать свою активность. Очень удобная формулировка, предоставляющая широчайшие возможности для интерпретации и при этом не дающая никаких обязательств.

Но все более очевидный провал протестов в Белоруссии было бы неправильным связывать исключительно с внутренними факторами, хотя они, безусловно, играют главную роль.

Белорусской оппозиции (и ее зарубежным кураторам) не повезло затеять свержение власти в момент масштабной дискредитации феномена цветной революции как такового.

Полтора десятилетия он — этот феномен — был реальной угрозой для властей и одновременно вдохновением для оппозиции большого количества стран. Цветные революции считались совершенным и всемогущим оружием для смены неугодных правителей и режимов. Это понятие деморализовало одних и вселяло уверенность в своей скорой победе в других.

Но, наверное, самое главное: в возможности таким способом реально изменить жизнь к лучшему было искренне убеждено огромное количество людей, не имеющих непосредственного отношения к политике.

Ведь цветная революция — это не просто государственный переворот. Она невозможна без заполонивших улицы граждан, аполитичных в обычной ситуации, но резко уверившихся в необходимости немедленной смены власти поперек писаных правил ради светлого будущего. Именно это подтолкнуло десятки и сотни тысяч человек выйти на каирскую площадь Тахрир в 2011-м и на Евромайдан в Киеве в 2013-м.

Кстати, белорусские протесты также могли изначально похвастаться достаточно высокой массовостью. Вот только численность мероприятий неуклонно падает от недели к неделе.

Дело не только в том, что люди устали от безрезультатности своего участия в мероприятиях и лозунг "Лукашенко, уходи", как оказалось, не обладает магической силой изгонять "неправильного" национального лидера. Параллельно с белорусскими событиями в других уголках мира происходят весьма примечательные процессы, которые заставляют граждан республики более трезво оценивать происходящее у себя дома.

Есть Киргизия, которая прямо сейчас переживает третий за 15 лет политический кризис, по отношению к которому применяется ярлык "цветная революция". Мало кто сделал для дискредитации явления больше, чем эта среднеазиатская страна, поскольку главным итогом всех государственных переворотов, сопровождающихся уличными беспорядками и анархией, стало отсутствие перемен к лучшему для киргизского общества.

За месяц до выборов в Бишкеке закрыли все оружейные магазины. Но там до сих пор неплохо управляются и булыжниками с арматурой. Можно было бы сказать, "орудием пролетариата", если бы это был он.

Есть Армения. На фоне нарастающего скепсиса в отношении любых майданов и все более частых их неудач именно ереванские события 2018 года служили образцовым примером бархатной революции, которая во всех отношениях получилась.

Восставший народ во имя демократии, европейского будущего и борьбы с коррупцией успешно снес надоевшую власть, поставил во главе государства того, в кого поверил, — и новому лидеру даже есть чем похвастаться за первые годы работы. Во всяком случае, отсутствие катастрофических результатов, как на Украине или в той же Киргизии, уже может считаться немалым достижением по нынешним временам.

Вот только какой смысл в сделанном народом европейском выборе, побежденных коррупционерах из прежней власти и прогрессивном демократическом лидере, если Армения вновь оказалась в эпицентре очень старого и кровавого конфликта? К тому же даже далекому от политики человеку понятно, что Азербайджан воспользовался демократическими исканиями соседа в своих интересах, результаты чего можно наблюдать сейчас в Нагорном Карабахе.

Термин "цветная революция" подспудно наводит на мысль, что мир представляет собой чудесное, солнечное, дружелюбное место, где люди друг другу братья, — и стоит убрать отдельные вредоносные силы во главе государства, как страна превратится в такой же цветущий сад, живущий в гармонии с окружающими.

Киргизия и Армения для белорусского общества — зримое напоминание, что подобное представление — это иллюзия, не имеющая ни малейшего отношения к действительности ни во внутреннем, ни во внешнеполитическом отношении.

Ничего удивительного, что протесты в Белоруссии последовательно движутся к своему все более неизбежному провалу.

Ну а тем самым республика забьет свой гвоздь в крышку гроба общемирового мифа о цветной революции.

197
Теги:
Беларусь

Голый Хабиб и Гэтжи в маске: как прошло взвешивание перед боем - видео

0
Перед боем Хабиб Нурмагомедов и Джастин Гэтжи прошли процедуру взвешивания: результат оказался поразительным

Спортсмены Хабиб Нурмагомедов и Джастин Гэтжи взвесились перед боем.

Результат оказался поразительным: оба бойца весят ровно 70 килограммов и 300 граммов.

Правда, Гэтжи не стал избавляться от одежды: на весы он встал даже не сняв защитной маски.

А вот Хабиб Нурмагомедов обнажился полностью: борца прикрыли полотенцем.

Опубликовано эпичное видео в преддверии боя Нурмагомедова и Гейджи

Возникло ощущение, что Хабиб сильно волнуется: после объявления результата взвешивания борец облегченно закрыл лицо руками.

0
Теги:
спорт, видео, бой, поединок, UFC, ММА, Хабиб Нурмагомедов