Акция протеста медицинских сотрудников против нехватки средств защиты для медицинского персонала возле больницы в Калифорнии, США

Вызов Трампу: из-за коронавируса в США начался "парад суверенитетов"

796
(обновлено 13:22 15.04.2020)
Эпидемия коронавируса подрывает не только экономику, но и территориальную или, по крайней мере, политическую целостность США

Единое политическое поле рвется на части, а конфликт штатов с федеральным центром в Вашингтоне уже приводит к тому, что некоторые губернаторы объединяются для борьбы с президентом и бросают вызов его власти, пишет РИА Новости.

В американском политическом жаргоне еще не утвердился термин, который мог бы служить эквивалентом понятия "парад суверенитетов" из позднесоветской действительности, но судя по тому, что губернатор штата Калифорния уже заявил президенту США, что Калифорния — это "государство", а если переводить его позицию совсем дословно, то он объявил, что Калифорния — это "национальное государство" (англ. nation-state), происходящее уже можно считать прологом к расцвету политического сепаратизма.

Губернатор Калифорнии, известный своими лидерскими качествами и тяжелым характером демократ Гэвин Ньюсом, втащил в американский политический дискурс тему Калифорнии как "национального государства" не просто так.

Воспользовавшись эпидемией и сопутствующим кризисом американской медицинской системы в качестве предлога, он обвинил президента Дональда Трампа лично и Вашингтон в целом в стратегических ошибках, которые повлекли за собой тяжелые последствия для калифорнийцев.

Именно эти последствия, по крайней мере по версии самого губернатора, являются достаточным обоснованием для того, чтобы власть штата отодвинула федеральную власть и сама занялась как решением медицинских проблем, так и вопросами экономического характера, включая определение сроков и способов вывода региона из карантина и восстановления экономической активности.

Как минимум у местной демократической прессы такое поведение губернатора вызвало восторг, что легко объяснить еще и тем, что губернатор подкрепил свои амбиции суммой в один миллиард долларов, которую он (независимо от федерального центра и в обход любых национальных процедур закупок) использовал для того, чтобы обеспечить прямые поставки в Калифорнию дефицитных средств защиты для медицинского персонала.

"Лос-Анджелес Таймс" сообщает: "Имея почти миллиард долларов для заключения сделки по приобретению 200 миллионов респираторов и хирургических масок в месяц, в условиях общенациональной нехватки (таких средств защиты — прим. ред.) для медицинских работников "первой линии" Калифорния продемонстрировала уникальную способность прокладывать собственный курс в битве с коронавирусом.

"Мы решили, что с нас хватит", — заявил во вторник губернатор в интервью телеканалу CNBC. Его объявление о сделке вызвало восхищение его смелостью, а также вопросы среди законодателей в Сакраменто (то есть у законодателей штата Калифорния — прим. ред.) о ее прозрачности. "Давайте использовать покупательную способность штата Калифорния как качество национального государства", — добавил губернатор.

Несмотря на то что журналисты "Лос-Анджелес Таймс" стараются подчеркнуть, что губернатор подразумевал всего лишь размеры и экономические возможности Калифорнии, а не то, что подумали все, кто знаком с определением понятия "национальное государство", та настойчивость, с которой Ньюсом не просто продвигает этот термин, но и сколачивает вокруг себя коалицию штатов, не желающих подчиняться решениям президента, наводит на мысли о серьезных политических рисках, с которыми может вскоре столкнуться Вашингтон.

Перспектива подрыва национального единства, слома федеральной системы и эдакого "административного бунта" штатов против федерального центра оказалась до такой степени очевидной, что даже мейнстримные американские СМИ вынуждены с одной стороны — успокаивать читателей, а с другой — признавать, что поведение губернаторов действительно вызывает вопросы.

Главное издание американского инфополя "Нью-Йорк Таймс" суммирует проблему: "В понедельник (некоторые — прим. ред.) штаты и губернаторы объявили об альянсах вне (системы — прим. ред.) федеральной власти, и они жестко не согласны с позицией президента Трампа, который настаивает на том, что у него есть "полная" власть в плане решений об отмене запретов на передвижение. Таким образом, неоднократные намеки на то, что Калифорния в некотором роде является "сама себе государством", нервируют и вызывают обеспокоенность по поводу будущего американского федерализма".

Суть конфликта между "бунтующими" губернаторами и президентом Трампом связана с тремя разными проблемами.

С одной стороны идет борьба за то, чтобы управлять процессом противостояния эпидемии и распределением соответствующих медицинских и финансовых ресурсов. С другой — идет борьба за "экономический рубильник": Трамп утверждает, что он как президент имеет "полное право" решать, когда и как "включать и выключать" экономику конкретных штатов, а губернаторы настаивают на том, что это их дело и их прерогатива.

А еще (и это главная проблема) губернаторы-бунтовщики искренне не любят (по личным, партийным или идеологическим причинам) действующего американского президента, и если для того, чтобы нанести ему ущерб, потребуется подорвать стабильность государства в целом, то есть неплохие шансы на то, что они на это действительно пойдут.

По сообщениям американских СМИ и судя по официальным декларациям губернаторов, в США сейчас сформировано два "альянса" штатов, которые координируют между собой действия по борьбе с коронавирусом, решение экономических вопросов и противодействие Дональду Трампу.

Это так называемый Западный альянс, состоящий из штатов Калифорния, Орегон и Вашингтон, и региональный альянс штатов Нью-Йорк, Нью-Джерси, Коннектикут, Пенсильвания, Род-Айленд и Делавэр, которым руководит еще один антитрампист и политический тяжеловес, губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо.

Будет интересно посмотреть на результат конфликта, в котором сойдутся федеральные чиновники из администрации Трампа с одной стороны и коалиции губернаторов — с другой.

Впрочем, независимо от результата очевидно, что экономический кризис и эпидемия уже вызывают трещины в фундаменте американской государственной системы.

Скорее всего, если эпидемия и кризис будут быстро побеждены, эти трещины не успеют привести к коллапсу всей системы, а потом их можно будет попробовать заделать с помощью пропаганды и политических технологий.

Но если кризис окажется глубоким, эпидемия — длительной, а жители и руководители конкретных штатов привыкнут к мысли о том, что они — сами за себя, то рано или поздно парад суверенитетов в американском варианте обязательно состоится.

796
Теги:
Дональд Трамп, США
Протесты в Европе

Европа убивает себя сама

14
(обновлено 20:25 19.10.2020)
После кошмарного убийства учителя радикалом-исламистом Франция задалась сакраментальными русскими вопросами: кто виноват и что делать?

В связи с первой темой французским журналистам оказался наиболее интересен момент, каким образом чеченская семья из России вообще получила статус политических беженцев, пишет РИА Новости.

Выяснилось, что она переехала во Францию в 2008 году, где ее ходатайство об убежище несколько лет рассматривалось властями — и в результате было отклонено. Однако в 2011-м Национальный суд по вопросам права убежища отменил это решение. Ну а чуть больше полугода назад — по достижении совершеннолетия — будущий убийца автоматически получил собственный вид на жительство.

Что касается второго вопроса, то тут бескомпромиссно выступили французские власти, заверив сограждан, что они не намерены сворачивать с выбранного пути борьбы с исламизмом.

Роковой урок, на котором 47-летний Самюэль Пати в рамках занятия по свободе слова показал ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда из журнала Charlie Hebdo, прошел в начале октября. Тогда же состоялось выступление Эммануэля Макрона, вызвавшее серьезный резонанс далеко за пределами страны. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил своего французского коллегу в "открытой провокации" и посягательстве на свободу совести.

Именно в этой речи французский лидер объявил войну "геттоизации" Франции, "исламистскому сепаратизму" и анонсировал масштабный план по борьбе с закрытыми, варящимися сами в себе этническими и религиозными анклавами.

Кстати, именно система образования — главное направление кампании. В частности, планируется практически полный запрет домашнего образования и жесткое выкорчевывание "нелегальных школ, которыми зачастую руководят религиозные экстремисты".

После произошедшего теракта нередко звучали удивленные и даже местами осуждающие мнения российских комментаторов в адрес убитого учителя, который продемонстрировал 12-14-летним ученикам откровенно оскорбительные для некоторых из них карикатуры.

Важно понимать, что это была не просто личная инициатива Пати, — он действовал в рамках программы и установок французской системы образования. На том злосчастном занятии преподаватель, пытаясь сгладить острый момент, заранее предупредил учеников о содержании изображений, которые покажет, и предложил выйти из класса тем, кому это неприятно.

Самое удивительное, что французское государство и впрямь считает подобный подход эффективным в борьбе за секуляризацию, интеграцию меньшинств и размывание сформировавшихся в стране гетто.

Украинцев изгнали из Гонконга, на очереди Беларусь

Ведь можно без особых проблем предугадать реакцию подростков, выросших в замкнутой этнической среде, выдернутых из частных школ под руководством имамов-экстремистов и посаженных за парту государственного учебного учреждения, где им на уроке покажут нарисованную картинку обнаженного мужчины с подписью, что это пророк Мухаммед. И дело даже не столько в том, что кто-то из них решит повторить путь 18-летнего чеченца, сколько в том, что трудно придумать более надежный способ навсегда вызвать у молодых людей глубочайшее отторжение и отвращение к европейским ценностям, культуре и образу жизни.

Инициатива Макрона вызвала крайне бурную реакцию не только в исламистских кругах, но и у противоположного — либерального — лагеря, который усмотрел в предложениях французского президента недопустимое наступление на права и свободы граждан.

Самое ироничное и печальное, что все три стороны этого противостояния на самом деле говорят на одном языке — языке радикализма, и нет принципиальной разницы между исламистским экстремизмом, левацко-политкорректным либерализмом и секуляризмом в крайних формах, что ныне практикует французское государство.

Для решения действительно острой и давно назревшей проблемы Франция прибегает к тем же методам максимально грубой промывки мозгов, что и исламисты, правда, шансов, что они сработают, у нее куда меньше.

В свое время Европа подарила миру удивительную — потому что работающую — концепцию свободы, которая выражена в популярнейшей формуле, согласно которой свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого.

Существуют разные интерпретации этой мысли, но все они так или иначе сводятся к тому, что даже самое свободное общество предполагает определенные ограничения для каждого своего члена.

На практике это вылилось в то, что система западной демократии в своем классическом виде воспринимает маргинальными и неприемлемыми любые крайние и непримиримые в своей крайности точки зрения — будь то правые, левые, красные, белые или серо-буро-малиновые. А общественный и политический консенсус в такой системе делает ставку на компромисс и взаимоуважение, в том числе уважение к чужим убеждениям, верованиям и ценностям.

Нет никакого противоречия в том, чтобы, борясь с религиозным экстремизмом, не допускать и уж тем более не пропагандировать в государственных школах вакханалию воинствующего безбожия, целенаправленно оскорбляющего верующих.

Точно также государство может стоять на страже неприкосновенности частной жизни человека вне зависимости от его сексуальной ориентации, но при этом жестко блокировать любые попытки проникновения нетрадиционных сексуальных практик в общественную жизнь, будь то гей-парады или пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних.

Одно другому никак не противоречит.

Но, похоже, Запад просто забыл об этом. И можно быть уверенным, что взятая им ныне на вооружение концепция, подталкивающая людей к радикализации, а общество — к непримиримости и углублению раскола, даст свои фатальные плоды.

14
Теги:
Европа
Праздничные лепешки с флагами Таджикистана и Кыргызстана

Как теперь договариваться с Кыргызстаном?

136
(обновлено 20:34 19.10.2020)
Сложная ситуация в Кыргызстане может негативно сказаться на процессе демаркации границ. И теперь перед Таджикистаном стоит выбор - подождать или форсировать переговоры

Политическая ситуация в Кыргызстане стала фантасмагорической. Садыр Жапаров в течение одного дня стал не только премьер-министром Кыргызстана, но и исполняющим обязанности президента, после того как теперь уже экс-президент Сооронбай Жээнбеков подал в отставку, а спикер Жогорку Кенеша Канатбек Исаков, ранее призывавший президента не уходить, сам отказался принять полномочия главы республики.

Что же, Жапаров сделал самую быструю и впечатляющую карьеру в Кыргызстане, и его рекорд вряд ли будет побит.

Пока что новые кыргызские власти заняты решением внутренних проблем. Реформируется избирательное законодательство, ЦИК Кыргызстана предварительно назначил парламентские выборы на 20 декабря 2020 года, а президентские – на середину января 2021 года. Судя по всему, вся политическая система страны претерпевает быстрые и радикальные изменения.

Подчеркну, что все это есть внутреннее дело Кыргызстана. Но возник вопрос, а что в таких условиях делать другим странам, в частности, Таджикистану, для которого отношения с Кыргызстаном очень важны и остались еще некоторые важные вопросы, вроде вопроса о делимитации и демаркации границы.

Переговоры по границе с Таджикистаном приостановлены

В декабре 2019-го президент Кыргызстана Жээнбеков выражал готовность решить вопрос о границе и обмене спорными участками, чтобы закончить работу межгосударственной комиссии, работающей с 2002 года.

На момент начала 2020-го из 970 км таджико-кыргызской границы было согласовано 519 км, остальные 451 км остались пока что под вопросом. В феврале 2020-го в Баткене прошли переговоры по уточнению 114 км границы, проработанной топографическими группами, а также по обмену участками территории. Топографические группы к 1 марта должны были представить проект нового участка границы.

Стало известно, кто возглавит таджикскую делегацию на переговорах с Кыргызстаном

Однако все сорвалось: 11 февраля 2020 года в отставку ушел вице-премьер Кыргызстана Жениш Разаков, руководивший межправкомиссией Кыргызстана и Таджикистана. Потом началась эпидемия коронавируса, и встречи не проводились. Теперь в связи с событиями в Кыргызстане вообще становится непонятно, когда и при каких условиях возобновится работа по делимитации и демаркации границы.

Между тем приостановка переговоров, пусть и по весьма уважительным причинам, в целом фактор негативный, поскольку приграничные конфликты никуда не делись и в сложившейся обстановке они могут стать более масштабными, чем раньше. И вообще, как теперь строить двухсторонние отношения?

Нажать или подождать?

Пока Жээнбеков и Исаков не отреклись от власти, данной им Конституцией Кыргызстана, можно было лелеять надежды, что Жапаров ненадолго. Но после отречения (мне трудно подобрать другое слово для обозначения этого решения, странного в самой высшей степени; вице-спикер ЖК КР Аида Касымалиева выразилась даже так: "Это просто какой-то выстрел в голову") такие надежды развеялись.

Кроме того, формально Жапаров – исполняющий обязанности президента Кыргызстана до выборов, то есть до января 2021-го или чуть более, чем на два месяца. Однако, наблюдая за тем, как на глазах меняется законодательство республики, запросто может оказаться, что Жапаров еще и на выборы пойдет и его еще и выберут.

Жапаров высказался о договоре по российской авиабазе в Кыргызстане

Отсюда и вывод: волей-неволей придется договариваться с теми, кто есть. Садыр Жапаров теперь в Кыргызстане власть в самом буквальном смысле слова, и с этой точки зрения контакты и какие-то переговоры с ним не имеют альтернатив.

Есть две возможные стратегии решения вопроса с нынешним правительством Кыргызстана. Первая заключается в том, чтобы, используя момент и задействовав все официальные, неофициальные и неформальные каналы, добиться от Кыргызстана максимума уступок во всем вопросам, в том числе и по границе. Правительство Кыргызстана сейчас весьма слабо, оно нуждается в поддержке, в деньгах, у него множество проблем и задач; давление с целью вынудить его подписать некие соглашения, требуемые Таджикистану, может оказаться результативным. Так, во всяком случае, поступали в прежние времена, и в пору острых политических кризисов ковалась история и территориальные переделы.

У этой стратегии есть два недостатка. Во-первых, нажим сильно испортит, возможно, долгосрочно, отношения Кыргызстана и Таджикистана. Во-вторых, правительство Жапарова может оказаться слишком слабым, пасть через некоторое время, а новое правительство легко может отказаться от признания подписанного под нажимом договора. Соблазнительно, но можно все испортить.

Вторая стратегия заключается в том, чтобы подождать. За два месяца до назначенных президентских выборов Жапаров все равно не успеет решить проблему с границей и все оформить. Но за это время вопрос с властью как-то должен будет решиться, и станет ясно, с кем договариваться. Это будет или нынешний исполняющий обязанности президента, или кто-то другой вместо него.

У этой стратегии главный недостаток в том, что вопрос о границе, равно как и многие другие, откладывается в некоторое неопределенное будущее. Пограничное соглашение, которое требует работ на местности и длительных процедур, в особенности. Помимо этого, никто не даст гарантии, что борьба за власть, перевороты и чехарда в Кыргызстане не затянутся и не превратятся на несколько лет в сплошную вереницу переворотов и революций. Легкость получения власти явно подогревает желания других претендентов испробовать свой шанс.

Если это произойдет так: череда революций и крайне шаткая власть в Кыргызстане, - то получится, что кыргызско-таджикские отношения будут фактически заморожены до окончательного разрешения вопроса о власти, до тех пор пока не появится лидер с железной рукой.

Охранять, что есть

В подобной ситуации Таджикистан будет вынужден охранять текущую границу - одинаково согласованные и несогласованные участки. Это объясняется тем, что события в Кыргызстане представляют определенную угрозу безопасности Таджикистана.

Во-первых, само по себе ослабление центральной власти Кыргызстана объективно создает условия для обострения обстановки на границе, повышения активности криминальных элементов и контрабандистов.

Во-вторых, в политическую борьбу в Кыргызстане могут втянуться разные террористические группировки, в том числе и в целях "афганизации" Кыргызстана. Такую вероятность нельзя сбрасывать со счетов.

Не будем строить прогнозов, поскольку развитие событий очень динамичное и обгоняет любые версии. Надо отметить лишь некоторую вероятность превращения Кыргызстана в арену вооруженной политической борьбы за власть. В этом случае все соседи, в том числе и Таджикистан, должны будут защищаться. Первая мера защиты – это усиление охраны и обороны границы, где бы и как бы она ни проходила.

Пожалуй, лучше это сделать сразу, так сказать, во избежание.

136
Теги:
переговоры, Таджикистан, Кыргызстан
Темы:
Кыргызстан и Таджикистан: новости на границе