Путешественники в защитных масках смотрят на смартфон

Европа забыла, что паника - самый опасный враг

210
(обновлено 16:37 16.03.2020)
Глава российского правительства Михаил Мишустин, комментируя принимаемые меры по борьбе с коронавирусом COVID-19, заявил, что ситуация в мире развивается по неблагоприятному сценарию.

Именно поэтому власти страны делают главный акцент на профилактику и упреждающие действия.

"Наша тактика здесь — работать на опережение", — сказал премьер-министр.

Его слова перекликаются с мнением спикера Совета Федерации, которая призвала не нагнетать панические настроения и отметила, что принимаются "все необходимые и достаточные меры".

Что касается президента, то Владимир Путин еще в середине прошлой недели выразил уверенность в том, что "Россия пройдет этот турбулентный период достойно, спокойно".

Коронавирус не щадит никого: знаменитости, у которых нашли заболевание - фото

В любой чрезвычайной ситуации информационная работа с населением становится одним из главных приоритетов для государства — просто потому, что вспыхнувшая паника и ее последствия могут оказаться опаснее и тяжелее самой возникшей проблемы.

Всякий кризис — питательная среда для распространения раздутых до абсурдности слухов, используемых нечистоплотными силами и просто преступниками в своих целях. А страх отключает критическое мышление и способен толкнуть людей на любые, в том числе самые глупые и отвратительные действия, что в массовых масштабах может обернуться хаосом.

Именно поэтому стандартная государственная политика в чрезвычайных ситуациях — пресекать (с разной степенью жесткости) панические настроения.

Стали известны результаты теста Трампа на коронавирус

Китайская соцсеть (и мессенджер) WeChat еще в январе предупредила о блокировках за рассылку фейковых слухов, а также напомнила об уголовной ответственности за распространение заведомо ложной информации, нарушающей общественный порядок. Ну а Запад ныне, разумеется, в очередной раз возмущается, что Китай жестко цензурировал медиапространство.

Главной же в информационной политике остается официальная позиция, причем перекос в любую сторону нежелателен. Преуменьшение угрозы и шапкозакидательство может вызвать недоверие к власти. Но нагнетание тем более недопустимо, поскольку если население увидит, что руководство страны паникует, то это вовсе грозит непредсказуемыми последствиями.

В результате государство обязано пройти между Сциллой и Харибдой: донести до населения серьезность ситуации — но не ввергнуть в смятение, а мобилизовать к исполнению предписанных правил. При этом необходимо транслировать уверенность в своих силах и способность справиться с любым вызовом, чтобы люди сохраняли спокойствие, присутствие духа и веру в благополучный исход, поскольку массовые отчаяние и ужас — самые опасные враги для общества в подобной ситуации.

Запасайся кто может: напуганные коронавирусом люди опустошают полки магазинов

Пекин все это блестяще исполнил, переломив у себя эпидемию, причем не допустив ее широкого распространения. Там заболело немногим более 80 тысяч человек, что для 1,4-миллиардной страны очень мало.

В новой школе района Рудаки
© Официальная страница пресс-службы президента РТ в Facebook

По этому поводу западные СМИ уже исходят желчью, утверждая, что такая эффективность возможна только потому, что в Китае недемократический режим. Россию явно ждут похожие обвинения, поскольку руководство страны тоже действует по стандартным лекалам для чрезвычайных ситуаций — и конкретные решения властей, и официальная риторика это только подтверждают.

По большому счету тут нечего было бы обсуждать — все это прописные истины, очевидные любому здравомыслящему человеку. Однако прямо сейчас мир имеет возможность наблюдать удивительное поведение западных, в первую очередь европейских, властей.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что COVID-19 может поразить до 70 процентов населения. С учетом того, что на данный момент циркулируют оценки летальности заболевания в три-четыре процента, любой желающий может очень легко подсчитать, сколько миллионов жертв подразумевается германскими властями.

Президент Франции Эммануэль Макрон назвал нынешнюю эпидемию самым страшным кризисом в области здравоохранения за сто лет. Это намек, разумеется, на "испанский грипп", от которого в 1918-1919 годах в мире погибло более 50 миллионов человек.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, комментируя происходящее, сказал, что "многие семьи потеряют своих любимых, прежде чем эпидемия закончится".

Данные заявления влиятельнейших лидеров мира — не добросовестная политика демократической прозрачности, а вопиющая безответственность, деморализующая общество и заодно расписывающаяся в собственной беспомощности. Китай смог удержать заболеваемость на уровне менее 0,01 процента населения, параллельно давя в зародыше попытки разогнать в обществе панику, а европейские руководители сами транслируют своим странам позицию "мы все умрем".

Остается только гадать, что стоит за коллективным приступом непрофессионализма, охватившим европейских руководителей, включая опытнейшего государственного деятеля, каковым является канцлер Германии.

Но одно можно сказать наверняка: потеря обществом уверенности в собственном государстве и доверия к нему способна выстрелить в самый неожиданный момент — и повлечь за собой тяжелейшие последствия.

210
Теги:
паника, Европа, коронавирус
Темы:
Коронавирус: опасное заболевание в России и мире (1498)

Почему Путин назвал Эрдогана надежным партнером

59
Война в Карабахе беспокоит Россию — не только из-за близких отношений с обеими враждующими сторонами, но и из-за позиции Турции

Анкара открыто поддержала Баку в попытке военного решения спора — что не могло не вызвать в России тревоги по поводу "турецкой угрозы" и споров о российско-турецких отношениях. Турция не скрывает своих экспансионистских планов, а ведь мы с ней столько раз воевали в прошлом, да и сейчас у нас масса противоречий. А еще Турция видит себя лидером исламского мира — и это касается уже не только мусульман бывшего СССР, но и мусульман России.

В общем, в России распространена точка зрения: бойтесь турка и не верьте турку — только и ждет момента, чтобы ударить в спину и отыграться на России за все поражения и потери прошлых веков. Поэтому никаких стратегических отношений с Турцией быть не может — а лучше вообще вести себя с Эрдоганом жестко и грубо, не спускать ему ничего и давить на Турцию по всем фронтам.

Эта точка зрения особо популярна в периоды обострения российско-турецких противоречий. Достается и нашим властям — ну что за мягкотелость и невнятность, учитесь у тех же турок отстаивать свои национальные интересы громко и внятно. Эх, нет у нас защитников, пропала Россия...

И вот на этом фоне Владимир Путин, выступая в четверг на заседании клуба "Валдай", отмечает важность развития российско-турецких отношений. Признавая, что позиции двух стран часто расходятся, Путин отметил, что с Эрдоганом всегда можно договориться ("как бы жестко ни выглядела позиция президента Эрдогана, я знаю, что он при всем при том человек гибкий, с ним можно найти общий язык"), что он держит слово, что он надежный партнер.

Может ли Турция вытеснить Россию из Закавказья

"Знаю, что Турция реально заинтересована в том, чтобы это сотрудничество (России и Турции) продолжалось. Знаю, что президент Эрдоган проводит независимую внешнюю политику. Несмотря ни на какое давление, мы с ним в достаточно короткие сроки реализовали проект "Турецкий поток". Мы с Европой до сих пор не можем, годами жуем эту тему, Европа никак не может проявить какую-то элементарную самостоятельность и суверенитет для того, чтобы реализовать абсолютно выгодный для нее проект "Северный поток — 2". Но с Турцией мы сделали это достаточно быстро, несмотря ни на какие окрики. Зная и понимая свои национальные интересы, Эрдоган сказал, что мы это реализуем, и мы это сделали. Так же как и в других областях. Например, в сфере военно-технического сотрудничества. Решила Турция, что им нужна современная система ПВО, а наилучшая система в мире сегодня — это С-400, "Триумф" российского производства, сказал и купил. С таким партнером не просто приятно, с таким партнером надежно работается", - сказал Путин.

Что это — тонкая игра с Анкарой? Нет, это осознанная позиция президента России.

Путин действительно относится к Эрдогану с уважением (и это взаимно) — более того, это один из самых значимых его партнеров на мировой арене. Путин возглавляет Россию 21 год, Эрдоган руководит Турцией 18 лет — и их отношения прошли проверку временем. И даже такими серьезными кризисами, как в 2015-2016 годах, когда турки сбили наш Су-24. У России и Турции, как у двух великих соседних держав, много противоречий — не говоря уже об истории наших отношений с бесконечными войнами XVIII-XIX веков. Но при Путине и Эрдогане две страны научились договариваться — даже там, где это, как в Сирии, было очень непросто сделать. У России и Турции масса совместных проектов — не только выгодных обеим странам, но и поднимающих их вес в мировой политике. Россия и Турция не стратегические союзники — но очень часто стратегические партнеры.

Карабахское обострение: кто пытается втянуть Россию в войну на Кавказе

Партнеры? А как же, например, в Карабахе, в урегулировании ситуации вокруг которого Турция претендует на сравнимый с Россией статус, то есть хочет потеснить в Закавказье нашу страну? Как сказал в пятницу Эрдоган:

"Если Россия хочет принять участие в решении карабахской проблемы, то и Турция считает, что у нее есть не меньшее право принимать такое же участие. <...> Я верю в то, что насколько Россия планирует находиться там ради решения и ради мира, настолько Турция, как и Россия, имеет право находиться тут ради установления мира. <...> Азербайджан справедливо говорит: "Если Армения предлагает Россию, тогда мы предлагаем Турцию". Если честно, я не думаю, чтобы Россия была против этого. Мне об этом ни разу не докладывали. Если кто-то говорит об обратном, они лишь указывают на свое отношение к этом вопросу. Мы решим этот вопрос так же — совместно, как решали вопросы в Сирии".

То есть Эрдоган сравнивает сирийскую (и ливийскую) проблемы с карабахской — ожидая от России такого же отношения. Мол, мы же в Сирии, которая для Турции является зоной жизненных интересов, договорились с Россией, почему бы теперь России не договориться с нами по Закавказью, пойти на уступки?

Подобный подход совершенно неприемлем для России (настроенной на усиление, а не на ослабление своих позиций в Закавказье), поэтому и Москва будет всячески сдерживать рост турецкого влияния в регионе. Однако Путин явно намерен и дальше выстраивать взаимодействие двух стран, которое больше и важнее любых самых сложных противоречий. Почему?

Потому что Россия и Турция — не только две соседние великие державы, но и державы полностью суверенные. И Путин, и Эрдоган относятся к тем немногим мировым лидерам, кто действительно способен самостоятельно определять политику своей страны, руководствуясь при этом исключительно ее национальными интересами. К этой немногочисленной группе "самодержцев" относятся еще Си Цзиньпин и аятолла Хаменеи — лидеры суверенных государств. Причем в отличие от всегда суверенного Китая или уже сорок лет как самостоятельного Ирана Турция достигла почти полного суверенитета именно при Эрдогане, благодаря его курсу, его политике. Путин видит и ценит это — и само по себе это гораздо важнее, чем любые противоречия между нашими странами.

Россия не допустит большой армяно-азербайджанской войны

Потому что с суверенной Турцией и самостоятельным Эрдоганом можно не только обсуждать, но и преодолевать разногласия, находить компромисс по практически любым спорным темам — и в конечном счете делать дело. В отличие, например, от Франции или Японии, с лидерами которых у Путина могут быть прекрасные личные отношения, но они не обладают свободой маневра и возможностью принимать стратегические решения. А Эрдоган, отстаивая турецкие национальные интересы, способен принимать решения — и Путину действительно надежно работать с ним. Причем не только над двусторонними отношениями.

И Турция, и Россия заинтересованы в построении нового мирового порядка, в котором обе страны будут играть большую роль, соответствующую их весу и значению. Эта общая цель гораздо важнее любых конкретных противоречий между двумя державами — и понимание этого как раз и позволяет Путину и Эрдогану выстраивать по-настоящему партнерские отношения. При всем взаимном уважении Путин и Эрдоган не могут быть друзьями, а Россия и Турция не могут быть полноценными союзниками, но стратегически обе страны нужны друг другу. Потому что вместе им проще стать сильнее — а враждуя, на радость общим геополитическим противникам, они лишь ослабят друг друга.

Лавров: Россия не согласна с Турцией по Нагорному Карабаху

Столкновение Турции и России, как и ислама и православия — важнейшая задача для атлантических стратегов. Несамостоятельные или просто недалекие политики во главе наших стран давно бы уже повелись на многочисленные разводки (основанные на вполне реальных противоречиях) наших общих "друзей", сцепившись друг с другом. Но стратегически мыслящие Путин и Эрдоган не поддаются на провокации — и способны стать выше любых противоречий, потому что самостоятельно идут к по-настоящему большой цели. Возрождению величия и силы своих суверенных держав-цивилизаций.

59
Теги:
политика, Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин, Турция, Россия
Акция протеста в Минске после президентских выборов

Беларусь хоронит цветную революцию

198
(обновлено 11:24 23.10.2020)
Белорусская оппозиция настолько невезучая, что имеет все шансы проиграть даже в номинации "Неудачник года"

Против нее играют как не зависящие от нее обстоятельства, так и собственные лидеры, выдающие такие феерические инициативы, что вообще непонятно, как те разгребать без тяжелых репутационных и имиджевых потерь.

В воскресенье истекает срок "ультиматума", предъявленного Александру Лукашенко почти две недели назад Светланой Тихановской. Поскольку ни малейших признаков готовности белорусских властей выполнить его требования не наблюдается, с понедельника, согласно обещанию "президента Светы", Белоруссия должна пасть в хаос общенациональной забастовки, блокировок дорог и обвала продаж в государственных магазинах.

Однако с каждым днем подобное развитие событий выглядит все более фантастическим.

Похоже, это начали подозревать даже в координационном совете оппозиции, который теперь озадачен, как вывернуться из ситуации с наименьшими потерями. Один из его членов, Павел Латушко, заявил, что по мере истечения срока ультиматума, который легким движением руки превратился в "народный", они будут наращивать свою активность. Очень удобная формулировка, предоставляющая широчайшие возможности для интерпретации и при этом не дающая никаких обязательств.

Но все более очевидный провал протестов в Белоруссии было бы неправильным связывать исключительно с внутренними факторами, хотя они, безусловно, играют главную роль.

Белорусской оппозиции (и ее зарубежным кураторам) не повезло затеять свержение власти в момент масштабной дискредитации феномена цветной революции как такового.

Полтора десятилетия он — этот феномен — был реальной угрозой для властей и одновременно вдохновением для оппозиции большого количества стран. Цветные революции считались совершенным и всемогущим оружием для смены неугодных правителей и режимов. Это понятие деморализовало одних и вселяло уверенность в своей скорой победе в других.

Но, наверное, самое главное: в возможности таким способом реально изменить жизнь к лучшему было искренне убеждено огромное количество людей, не имеющих непосредственного отношения к политике.

Ведь цветная революция — это не просто государственный переворот. Она невозможна без заполонивших улицы граждан, аполитичных в обычной ситуации, но резко уверившихся в необходимости немедленной смены власти поперек писаных правил ради светлого будущего. Именно это подтолкнуло десятки и сотни тысяч человек выйти на каирскую площадь Тахрир в 2011-м и на Евромайдан в Киеве в 2013-м.

Кстати, белорусские протесты также могли изначально похвастаться достаточно высокой массовостью. Вот только численность мероприятий неуклонно падает от недели к неделе.

Дело не только в том, что люди устали от безрезультатности своего участия в мероприятиях и лозунг "Лукашенко, уходи", как оказалось, не обладает магической силой изгонять "неправильного" национального лидера. Параллельно с белорусскими событиями в других уголках мира происходят весьма примечательные процессы, которые заставляют граждан республики более трезво оценивать происходящее у себя дома.

Есть Киргизия, которая прямо сейчас переживает третий за 15 лет политический кризис, по отношению к которому применяется ярлык "цветная революция". Мало кто сделал для дискредитации явления больше, чем эта среднеазиатская страна, поскольку главным итогом всех государственных переворотов, сопровождающихся уличными беспорядками и анархией, стало отсутствие перемен к лучшему для киргизского общества.

За месяц до выборов в Бишкеке закрыли все оружейные магазины. Но там до сих пор неплохо управляются и булыжниками с арматурой. Можно было бы сказать, "орудием пролетариата", если бы это был он.

Есть Армения. На фоне нарастающего скепсиса в отношении любых майданов и все более частых их неудач именно ереванские события 2018 года служили образцовым примером бархатной революции, которая во всех отношениях получилась.

Восставший народ во имя демократии, европейского будущего и борьбы с коррупцией успешно снес надоевшую власть, поставил во главе государства того, в кого поверил, — и новому лидеру даже есть чем похвастаться за первые годы работы. Во всяком случае, отсутствие катастрофических результатов, как на Украине или в той же Киргизии, уже может считаться немалым достижением по нынешним временам.

Вот только какой смысл в сделанном народом европейском выборе, побежденных коррупционерах из прежней власти и прогрессивном демократическом лидере, если Армения вновь оказалась в эпицентре очень старого и кровавого конфликта? К тому же даже далекому от политики человеку понятно, что Азербайджан воспользовался демократическими исканиями соседа в своих интересах, результаты чего можно наблюдать сейчас в Нагорном Карабахе.

Термин "цветная революция" подспудно наводит на мысль, что мир представляет собой чудесное, солнечное, дружелюбное место, где люди друг другу братья, — и стоит убрать отдельные вредоносные силы во главе государства, как страна превратится в такой же цветущий сад, живущий в гармонии с окружающими.

Киргизия и Армения для белорусского общества — зримое напоминание, что подобное представление — это иллюзия, не имеющая ни малейшего отношения к действительности ни во внутреннем, ни во внешнеполитическом отношении.

Ничего удивительного, что протесты в Белоруссии последовательно движутся к своему все более неизбежному провалу.

Ну а тем самым республика забьет свой гвоздь в крышку гроба общемирового мифа о цветной революции.

198
Теги:
Беларусь
Мероприятия, посвященные 77-й годовщине начала Великой Отечественной войны

"Похоже на пневмонию": в Канибадаме умер журналист Ашурмухаммад Махмуд

0
(обновлено 17:36 24.10.2020)
В Согдийской области погиб один из старейших журналистов Таджикистана, проработавший в прессе почти 40 лет

ДУШАНБЕ, 24 окт — Sputnik. Ветеран таджикской журналистики и заместитель главного редактора газеты "Садои Канибадам" Ашурмухаммад Махмуд скончался на 66-м году жизни. Об этом Sputnik Таджикистан сообщил его коллега, главный редактор газеты Абдусаттор Содиков.

"Нам сообщили о его болезни за два дня до того, как коллегу госпитализировали. Утром я спросил его жену, и она сказала, что Махмуду гораздо лучше и у него улучшился аппетит. А сегодня, незадолго до полудня, мы узнали, что Ашурмухаммад Махмуд умер. Известие о безвременной кончине очень нас опечалило. Хотелось бы выразить соболезнования родным и близким", - рассказал Содиков.

В Душанбе умер народный артист Ахмадшо Улфатшоев

Точный диагноз журналиста неизвестен, но его коллега рассказал, что по симптомам болезнь была "очень похожа на пневмонию".

Ашурмухаммад Махмуд (Кулдошев) родился 20 сентября 1954 года в селе Диловарон джамоата Гафурджон Ортиков города Канибадам. После окончания филологического факультета Государственного педагогического университета (ныне Худжандский государственный университет им. академика Бободжона Гафурова) начал трудовую деятельность в прядильно-ткацкой мастерской.

Умер известный русскоязычный писатель Таджикистана Леонид Чигрин

С 1982-го до последних дней своей жизни работал в сфере журналистики в региональных изданиях Согдийской области. Ашурмухаммад Махмуд является членом Союза журналистов Таджикистана, обладателем звания "Отличник прессы Таджикистана" и лауреатом премии "Ходжи Содик" в области журналистики.

Похоронили журналиста в его родном селе Диловарон.

0
Теги:
смерть, журналистика, Канибадам, Таджикистан
Темы:
Новости Худжанда и Согдийской области