Музей Востока хранит культурное наследие Таджикистана видео

609
(обновлено 18:13 10.09.2019)
Государственный музей Востока может составить достойную конкуренцию национальным музеям Азии по количеству уникальных экспонатов, в том числе и из Таджикистана

Один из залов Музея Востока целиком посвящен искусству народов Центральной Азии. Условно все экспонаты в зале разделены по географическому и национальному принципу.

Но зачастую представители одной нации могут мастерить совершенно различные изделия или, изготавливая примерно одни и те же вещи, украшать их по-своему. 

Такова, например, культура Таджикистана - многоликая, архаичная и в то же время легко узнаваемая. Посетители музея могут сами наглядно убедиться в этом на примере национальной вышивки, традиционной керамики или ювелирных украшений. 

Традиционная таджикская вышивка

Экспонаты в Музее востока в Москве
© Sputnik
Экспонаты в Музее Востока в Москве

Таджикская традиционная ручная вышивка не оставит равнодушным гостей музея.

Во-первых, из-за сложности узора: ни одна швейная машинка не способна его воспроизвести, а опытные мастерицы не сразу смогут определить, каким образом вышита ткань. Технология уходит корнями в далекое прошлое. 

Во-вторых, сами узоры на тканях поражают своей красотой. Например, выделяется центральный и один из самых ценных экспонатов коллекции – лицевая завеса для невесты, которая называется руйбанд. Узоры руйбанда напоминают традиционные славянские символы, и не верится, что изделие было привезено сюда с далекого Памира. Родство индоевропейских народов видно невооруженным глазом. 

Конечно, таджикский текстиль нельзя представить и без женского платья чакан и символа Центральной Азии – тюбетейки. Они также отличались в зависимости от местности, и в Музее Востока хранится по несколько видов этих изделий. 

Керамика 

Неофициальный символ любой древней культуры – это, конечно, керамика, венец любого археологического музея. Действительно, об уровне развития народа в древности могут многое рассказать изделия из обожженной глины.

Топ-10 "нельзя" в Таджикистане, которые удивляют туристов

Если взглянуть на экспонаты таджикских мастеров и мастериц керамики, невольно возникают ассоциации с Критом или культурами Каменного века. Эти изделия совершенно не древние: они были изготовлены всего столетие назад. Но вот технология их изготовления как раз восходит к доисторической эпохе. 

Таджикским ремесленникам удалось сохранить архаичный способ изготовления посуды. Для собирания формы используется не гончарный круг, а специальные валики, а вместо печи изделия обжигали на костре.

Во все времена глиняная посуда и ее изготовление имели для людей сакральное значение. Сам керамический сосуд, кстати, воплощает форму человеческого тела: у него есть горлышко, ручки, плечи, а "шею" могут украшать узоры, напоминающие ожерелья. 

Игрушки

Экспонаты в Музее востока в Москве
© Sputnik
Экспонаты в Музее Востока в Москве

Однако таджикская керамика – это не только посуда. Музей Востока собрал коллекцию другого вида керамики – маленьких глиняных игрушек знаменитого ремесленника Гафура Халилова из Ура-Тюбе (ныне Истаравшана). 

Мастер создавал совершенно различных существ: львов, коней, драконов. Среди всех экспонатов выделяется "долгоносик", не похожий ни на какое из животных. Есть обезьяны, которые считаются дьявольскими созданиями, и козлики, напоминающие о примете: если встретишь козла на перекрестке – значит, встретил шайтана. 

"Игрушка имела значение ритуальное и использовалась скорее не для игры, а для красоты", – рассказала в беседе со Sputnik заведующая отделом искусства народов Кавказа, Средней Азии, Сибири и Крайнего Севера Екатерина Ермакова.

По ее словам, такими фигурками украшали дома на праздники, например, на Навруз. 

Ювелирные украшения 

Ювелирные изделия также отличались по своему стилю в зависимости от местности. Городские украшения, которые носили в Самарканде или Бухаре, отличались своей пышностью и покрывались позолотой и дополнялись яркими вставками.

В селах Таджикистана наиболее популярным было всегда отбеленное серебро, менее броское, но не менее изящное. Причем женщины обязательно носили его в повседневной жизни. Искусствовед Екатерина Ермакова рассказала, что даже еду женщины готовили, надев на палец серебряное колечко: руки без серебра считались нечистыми. И, как ни странно, они были в какой-то степени правы, ведь серебро обладает дезинфицирующим свойством. 

Пополнение коллекции

Эти и многие другие экспонаты попадали в коллекцию постепенно, начиная с основания музея в 1918 году. Собрание пополнялось в основном за счет научных экспедиций российских и советских ученых. Дары преподносили также частные владельцы или делегации из стран Азии и Африки. 

"Вы" на севере и "ты" на юге, или Культура общения по-таджикски

По словам сотрудников ГМВ, самые ценные экспонаты оказались в музее еще в довоенное время. Как ни удивительно, уникальнейшие образцы увеличили собрание в трудные для страны 1930-е годы, ведь именно тогда через всю страну проходили маршруты грандиозных экспедиций. 

К сожалению, после распада Советского Союза новые экспонаты пополняют коллекцию все реже и реже, однако, по словам Ермаковой, проведение крупных выставок или совместных российско-таджикистанских проектов в будущем будет способствовать появлению новых предметов.

609
Теги:
музей, видео
Темы:
История Таджикистана на карте Москвы (24)
Граф А.А. Бобринской  (в центре) в сопровождении проводников. Восточный Памир. 1901 г

Алексей Бобринский: первооткрыватель Таджикистана и Памира

1452
(обновлено 19:04 10.09.2019)
Граф Алексей Бобринский одним из первых исследовал Таджикистан - неизведанные для европейцев земли - и начал изучать язык и культуру таджиков

ДУШАНБЕ, 10 сен - Sputnik. Имена многих путешественников, таких как Афанасий Никитин, Марко Поло или Николай Пржевальский, известны еще со школьной скамьи. Открывая новые пути и страны, они знакомили европейцев с другими культурами и в буквальном смысле расширяли границы мира.

Но, к сожалению, о судьбе некоторых выдающихся путешественников мы совершенно не знаем, хотя их вклад в изучение различных уголков нашей планеты трудно переоценить.

© Sputnik
Усадьба Бобринского на Малой Никитской - рассказывает Давлат Худоназаров

Таков, например, Алексей Алексеевич Бобринской (или Бобринский) – русский этнограф, одним из первых посетивший Таджикистан с научными целями. До него в Восточную Бухару снаряжались лишь военно-стратегические экспедиции для разграничения территорий. Территорий, о которых в России практически ничего не знали.

"Бобринской – один из немногих, кто вдоль и поперек прошел современный Таджикистан верхом и пешком", – рассказал в беседе со Sputnik Таджикистан известный режиссер и общественный деятель Давлат Худоназаров, посвятивший не один десяток лет изучению его биографии и наследия.

Ученый оставил и опубликовал многочисленные заметки о своих путешествиях. Однако, по словам Худоназарова, в главной библиотеке страны, Ленинке, все изданные им книги хранились под авторством его троюродного брата. "А сам он был начисто забыт", - с сожалением констатирует режиссер.

Экспедиции за свой счет

Спутники графа А.А. Бобринского пьют чай на привале. Западный Памир, Вахан. 1901 г.
архив Института Этнологии и Антропологии РАН
Спутники графа А.А. Бобринского пьют чай на привале. Западный Памир, Вахан. 1901 г.

Алексей Бобринской (1861-1938) был прямым потомком Екатерины Великой. Его прадед Алексей Григорьевич, внебрачный сын императрицы и графа Орлова, основал почетный и состоятельный род, владевший крупными землями в Тульской области.

По воспоминаниям современников, Бобринской не был похож на тех потомственных дворян, которые предпочитали жить за счет богатого наследства предков. Он вкладывал огромные личные средства в науку. Точнее, в научные экспедиции, главной целью которых было изучение обрядов, традиций и ремесел различных народов.

Бобринской совершил три поездки в Таджикистан и на Памир: в 1895, 1898 и 1901 годах. Путешествовал он не в одиночку, и огромную помощь ему оказали двое других ученых: историк-востоковед А. А. Семенов и зоолог Н. В. Богоявленский.

Почему именно Таджикистан? Все дело в том, что присоединенные к императорской России в конце XIX века территории были совершенно неизвестны русским. Знания о регионе ограничивались сухими топографическими материалами комиссий по разграничению границ с Афганистаном и Британией.

И только после экспедиции Бобринского появились первые и, главное, достоверные сведения о проживавших там народах. И сходство между русскими и жителями тех далеких горных территорий было доказано наглядно.

За три относительно короткие поездки на рубеже XIX-XX веков ученым удалось пройти от Самарканда до верховьев Пянджа вдоль сердца Центральной Азии – Амударьи.

Путешественники прошли через Зеравшанский район, могучие хребты Каратегина, Дарваза и Памира. Все три экспедиции проходили по разным маршрутам, поэтому этнографическая карта походов оказалась более чем разнообразная.

Ночь на скале, или трудности экспедиций в Таджикистан

Граф А.А. Бобринской и Н.В. Богоявленский (в центре) среди участников экспедиции на привале, Дарваз. 1898 г.
архив Института Этнологии и Антропологии РАН
Граф А.А. Бобринской и Н.В. Богоявленский (в центре) среди участников экспедиции на привале, Дарваз. 1898 г.

Путешествие на неизведанные территории, к незнакомым местам и народам зачастую сопровождались некоторыми трудностями, даже опасностями. Конечно, у Бобринского не возникало конфликтов с местными. Наоборот, о вражде или недопонимании с таджиками не было и речи. Гостей с севера приветливо и открыто встречали, приглашали в дома, им показывали достопримечательности и исторические места.

Так, именно благодаря таджикам-путникам удалось найти старинные ирригационные системы, восходящие к доисламской эпохе и построенные еще зороастрийцами.

Все же добыть сведения о жизни народов из первых уст порой было крайне тяжело. Будучи очень гостеприимными, о вере и обрядах горцы рассказывали с неохотой. Сам Бобринский писал, что в разговоре с мусульманами-шиитами они представлялись шиитами, с суннитами – суннитами, а немусульманам они предпочитали и вовсе не отвечать на вопросы о вере. 

Бобринскому удалось выяснить, что жители Памира принадлежат к отдельной ветви ислама – исмаилизму, хотя до этого бытовало мнение, что на Крыше мира исповедуют не то буддизм, не то отдельную религию.

Вторая экспедиция Бобринского в какой-то момент, как говорится, пошла не по плану. На границе с Афганистаном войска эмира Абдур-Рахмана запретили ученым выходить за российские пределы. Исследователям пришлось развернуться и на ходу изменить маршрут путешествия.

Но эти трудности кажутся мелочами по сравнению со случаем, когда жизнь Бобринского буквально висела на волоске.

Во время одной из экспедиций по Памиру граф пытался добраться до отдаленного селения в районе Ванча. Кишлак был изолирован, дорог в современном понимании не было вовсе.

Добраться до села можно было лишь по оврингам – специальным тропам, представляющим собой деревянные колышки, вбитые в скалу и перевязанные веревками, на которые стелились ветки или сыпалась земля.

Такую конструкцию сложно назвать надежной, и никто из участников экспедиции не решился идти по ней. Но интерес Бобринского был неугасаем, и граф решил во что бы то ни стало попасть в тот кишлак.

Неожиданно начался камнепад, разрушивший овринг впереди него. Бобринский от неожиданности отшатнулся, и от резкого движения из скалы выскочили и колья за ним. Ученый оказался в ловушке над пропастью. Любое движение могло привести к тому, что колышки, на которых стоит сам Бобринский, с такой же легкостью слетят. 

"Граф стоял неподвижно, прижавшись грудью к скале и нащупывая раскинутыми руками спасительные трещины. Темнело; снизу из ущелья тянуло ледяным холодом. Ветви под ногами потрескивали, казалось, еще немного – и падение в пропасть неизбежно", – вспоминали участники экспедиции в своих заметках. Они никак не могли подступиться к ученому и могли лишь ждать помощи.

Всю ночь Бобринский простоял на паре колышков над обрывом, буквально приклеившись к скале, пока к утру на помощь не подоспели местные жители.

Сам граф, по словам современников, с неохотой вспоминал тот случай.

"А что мне оставалось делать? Никакого мужества в этом не вижу, и потом в горах всякое случается", – приводит его слова журналист Леонид Чигрин.

Научный интерес сильнее страха

Происшествие в ту злополучную ночь, после которой Бобринской несколько дней не мог даже встать на ноги, произошло во время второй экспедиции.

Желание путешествовать по Таджикистану у графа не пропало, а, наоборот, только усилилось. Более того, третий поход практически полностью был посвящен Памиру.

О каждой из трех поездок можно написать отдельную диссертацию: так велико их наследие. Повседневная жизнь таджиков, истории местных жителей, орнаменты одежды и тканых изделий, традиции и религии – все это с предельной точностью отражено в заметках и фотографиях ученых.

В результате трех путешествий Бобринскому удалось собрать огромное количество реликвий и редких предметов из Таджикистана и отдельно с Памира. Коллекция графа находится в Этнографическом музее Санкт-Петербурга.

По итогам путешествий Бобринской написал несколько книг и статей: "Зеравшанские горы и верховья Амударьи", "Горцы верховья Пянджа", альбомы "Орнамент горных таджиков Дарваза" и другие.

В этих книгах – богатые сведения о повседневной жизни, истории, религии, искусстве и географии Таджикистана. Бобринской даже успел составить первый словарик ваханского – одного из памирских языков.

Кстати, его интересовали не только народы далеких земель. Так, он издал 12 книг о русских деревянных изделиях. Последняя книга называлась "Резной камень в России". Это был поистине разносторонний и интересующийся человек.

Оставив все наследие на Родине, в 1918 году Бобринской эмигрировал в Италию. Могила ученого-путешественника находится там же, в местечке Сиузи.

В Москве и по сей день стоит дом на Малой Никитской, где жил Алексей Бобринской и другие представители знатного рода.

Здание, переданное Дому Ельцина, сейчас реставрируется. До ремонта на нем не было ни единой таблички, где было бы написано, что в этом доме жили представители великого дворянского рода. Режиссер Давлат Худоназаров выразил надежду, что после завершения ремонта в здании будет уголок, посвященный Бобринскому и его семье.  

1452
Теги:
Памир, Таджикистан
Темы:
История Таджикистана на карте Москвы (24)
Место где захоронен Дьяков Алексей Михайлович

Новодевичье кладбище: последний приют основателей Таджикистана

11512
(обновлено 14:36 10.09.2019)
В Москве на Новодевичьем покоятся известные деятели Таджикистана, которые, кстати, не были уроженцами этих мест: Абулькасим Лахути и Алексей Дьяков

ДУШАНБЕ, 10 сен - Sputnik, Лев Рыжков. Новодевичье кладбище в Москве – не простое место упокоения усопших. Здесь по кладбищенским аллеям профессиональные гиды водят экскурсии. Потому что на Новодевичьем нашли последний приют самые знаменитые люди СССР и России. Здесь похоронены Никита Хрущев, Борис Ельцин, министры иностранных дел Андрей Громыко и Евгений Примаков, знаменитые артисты, певцы, композиторы, писатели.

Таджикистан тоже представлен погребениями знаменитых: здесь нашли покой два великих человека, имена которых известны далеко за пределами Таджикистана и без которых республика, может быть, и не появилась бы на карте.

© Sputnik
Память А. Лахути и А. Дьякова на Новодевичьем кладбище

Лахути – таджикский Че Гевара

Могилу Абулькасима Лахути найти нетрудно. Она располагается сразу напротив входа, надо только свернуть направо. Могила большая, заметная. На плите изображен пожилой человек. На первый взгляд – обычный партийный деятель. Но скучать пламенному революционеру, поэту, одному из основателей Таджикской ССР Абулькасиму Лахути вряд ли доводилось. Жизнь его напоминала приключенческий роман.

Лахути родился на западе Ирана в 1887 году. В 18 лет его первую поэму опубликовали в далекой Калькутте. Стихи молодого поэта приобрели народную славу, его приглашали ко дворам вельмож. Но вместо непыльной работы придворного литератора, Лахути выбрал революцию. Он собрал отряд и сражался против шахского режима, был приговорен к смертной казни, бежал из самой страшной тюрьмы Ирана, собрал новый отряд и вернулся на родину. В общем, биография не хуже, чем у Че Гевары.

В 1922-м Лахути поднял восстание в Тебризе, которое потерпело поражение, затем вместе с соратниками перешел реку Аракс, попросив убежища в СССР. Спустя два года Лахути переехал в Москву и там узнал, что далеко, в самом центре Азии, образовалась автономная область, где говорят на том же языке, что и в родном Иране. Лахути поехал в новую страну. 

"Наравне с Айни, Абулькасима Лахути можно считать основоположником таджикской литературы, – говорит кинорежиссер и писатель Давлат Худоназаров. – Все писатели, которые потом творили на таджикском языке, безусловно, являются учениками Лахути".

Хотя жители Таджикистана почитали Хайяма, Фирдоуси и Хафиза, литературу и искусство новой республики пришлось поднимать с нуля, и это требовало невероятного напряжения сил.

"В 1923-м были такие люди, которые вообще отрицали существование таджиков как народа, – рассказывает Давалат Худоназаров. – Мол, те, кто говорит на фарси – это пришлые, иранцы. Таджикской автономной республике досталась территория, на которой не было ни одного города. В марте 1925-го, когда первое правительство приехало в Душанбе, там не было ничего, кроме бедных хибарок. Первый древний город появился в республике в 1929-м, когда присоединили Худжанд".

Строительство новой республики шло непросто. Преодолевали голод, холод, безграмотность, эпидемии. В 1937-м, в ходе "большого террора" арестовали и расстреляли высшее руководство республики.

Лахути вопреки всему пережил это страшное время и огромными усилиями смог спасти от расправы поэта Садриддина Айни. Затем один крупный партийный чиновник, используя знания и талант Лахути, решил сделать его своим, как сейчас говорят, "литературным негром". Лахути отказался и на всякий случай уехал из Таджикистана.

Умер он в забвении, покинутый даже учениками. Последние слова, по воспоминаниям медсестры, он произнес по-таджикски. Но, к сожалению, земляков рядом не оказалось, и прощальная фраза великого Лахути осталась неуслышанной.

"Это, безусловно, святое место для всех таджиков, – говорит Давлат Худоназаров, – Каждому земляку очень важно почтить память Абулкасима Лахути – большого ученого, замечательного поэта, великого организатора и пламенного революционера".

Племянник Бакунина спасал республику от эпидемий

На Новодевичьем кладбище обрел вечный покой и еще один сооснователь Таджикистана – Алексей Михайлович Дьяков. Без него – русского дворянина по происхождению – Таджикская республика могла бы не состояться. По материнской линии Дьяков был племянником революционера Михаила Бакунина – бабушка будущего наркома здравоохранения являлась родной сестрой знаменитого теоретика анархизма.

Алексей Дьяков был первым наркомом здравоохранения Таджикской автономной республики. В том, что с 1925 по 1930 годы в республике понизилась смертность и повысилась рождаемость, заслуга именно Алексея Дьякова, наладившего в Таджикистане систему оказания первичной медицинской помощи даже в удаленных кишлаках. В горных селениях люди в первый раз познакомились с медициной.

Дьяков владел таджикским и шугнанским языками, знал арабский. 

С 1923-го Алексей Дьяков вместе с первым председателем Рабоче-крестьянской республиканской инспекции Шириншо Шотемуром и первым наркомом просвещения Нисором Мухаммадом добился того, что Таджикская автономная область стала в 1924-м сначала автономной республикой в составе Узбекской ССР, а с 1929-го – союзной. Кроме того, Дьяков, имевший немалый вес в академическом мире, всегда поддерживал ученых, утверждавших, что таджики – самостоятельный народ, достойный собственной государственности в составе СССР.

В  1930-м он уехал в Москву, но до конца жизни не терял связи с любимым Таджикистаном.

"Мне довелось познакомиться с Дьяковым, когда мне было двадцать лет, в 1964-м, – вспоминает Давлат Худоназаров. – Я имел радость общаться с ним, бывал у него дома. Иногда Алексей Михайлович отдыхал в Доме ученых под Москвой, и тогда я приезжал к нему на дачу. В 1974-м, спустя десять лет, Алексея Дьякова не стало. Таджики ему очень многим обязаны. В Душанбе больница Караболо более тридцати лет носила его имя. Но потом, на очередном вираже истории, его имя сняли".

Место захоронения Алексея Дьякова и его жены Музы Николаевны найти не так просто. Вместо большой могилы – всего лишь урна с прахом, вмурованная в стену колумбария. Координаты захоронения надо спрашивать в административном корпусе, а потом идти вдоль стены в сторону, противоположную Абулькасиму Лахути. И там, на высоте примерно двух метров над землей, замурован пепел одного из основателей Таджикистана. 

11512
Теги:
Абулкосим Лахути, Москва, кладбище
Темы:
История Таджикистана на карте Москвы (24)
Врач и пациенты в отделении реанимации и интенсивной терапии

Названа смертельная опасность для больных коронавирусом

5
(обновлено 21:36 06.07.2020)
Одна из новых мутаций коронавируса повышает риск смерти пациента в 13 раз, выяснили ученые

ДУШАНБЕ, 6 июл — Sputnik. Коронавирус нового штамма имеет несколько опасных мутаций, которые повышают риск смерти у зараженных пациентов, говорится в исследовании ученых Лаборатории молекулярной биологии Совета по медисследованиям в Великобритании, опубликованном на медицинском портале medRxiv.

Специалисты провели анализ геномов людей, сдавших тесты на коронавирус. Исследование охватывает почти 5,9 тысячи человек. При этом инфекция подтвердилась у 1412 граждан, из которых 193 пациента впоследствии умерли.

Во время изучения ученые выявили пять ранее не известных мутаций коронавирус, затрагивающих четыре человеческих гена — ERAP2, BRF2, TMEM181 и ALOXE3.

Согласно результатам исследования, мутация в BRF2, который связан со стрессом, повышает риск смерти примерно в 13 раз.

В восемь раз увеличивается вероятности умереть от коронавируса при влиянии на отвечающий за правильную работу иммунитета ERAP2 и защищающий от патогенов ALOXE3.

Невозможно убить: Китай объяснил новую вспышку коронавируса

В пять раз увеличивается вероятность смертельного исхода, если происходят мутации в TMEM181, вовлеченный в некоторые патологические процессы при бактериальных инфекциях.

5
Теги:
смерть, коронавирус
Темы:
Коронавирус: опасное заболевание в России и мире